Четверть века тому назад Назар Якубов осваивал цирковое искусство, получая общее образование в школе № 2 по «удалёнке».

Смелые под куполом прыжки (+видео)

Артист Большого Московского цирка Назар Якубов проводит каникулы дома – в Каневской. Он рос «опилочным» ребёнком в семье цирковых артистов, под руководством своего отца Романа Якубова с 6 лет участвовал во всемирно известном номере «Мачта». Плотный гастрольный график совмещал с учёбой в школе № 2 станицы Каневской.

Сегодня Назар продолжает цирковую династию и уже сам руководит номером «гимнасты на мачте». О цирке, семье и школе мы поговорили с ним накануне его отъезда на гастроли московского цирка в Казань.

– Почему про детей цирковых артистов говорят: «Вырос в опилках», «Опилочные»?

– Это пошло с тех пор, когда манежи посыпали опилками. Сейчас на них каучуковое покрытие, но цирковых детей по-прежнему называют «опилочными».

– Ваших родителей соединил в семью советский Госцирк, как они познакомились?

– Действительно, отец тогда работал в узбекском цирке, мама – в кубанском. Можно сказать, они были участники смежных отделений общесоюзного циркового объединения Госцирк. А когда творческие пути этих двух коллективов пересеклись, родители встретились и создали нашу семью. Отец руководил номером, мама работала в нём, я вошёл в него шестилетним ребёнком.

Гимнасты на мачте, руководитель номера Роман Якубов (справа), в центре – Лидия Якубова (Соловьёва), 1988 год

– Не страшна была высота?

– Нет, я на ней вырос. Страх – чувство, которое человек приобретает с возрастом, если это, конечно, не врождённая фобия. Воздушные гимнасты не знают этого страха – они покоряют высоту разумно, выполняя при этом правила техники безопасности. Сверху всё кажется маленьким – манеж, зрительный зал, люди. Главное, поддерживать себя в нормальном физическом и душевном состоянии и держать ситуацию на контроле.

– Падали или пока обходитесь без травм?

– Воздушная гимнастика, как и всё цирковое искусство, сама по себе травмоопасна. Это всегда риск сорваться, но нас учат правильно падать и правильно подниматься. Конечно, мне приходилось и падать, и травмы получать. Даже сейчас, имея за плечами почти четвертьвековой опыт работы в цирке. Причин падения немало, к примеру, растерялся партнёр – и всё, ты летишь вниз. Но винить кого-либо – партнёров, осветителей, зрителей – не стоит: во время репетиции или выступления сам артист должен концентрировать своё внимание на всём происходящем вокруг.

– Что связывает вашу семью со второй школой?

– Кроме меня в ней учились сестра Джамиля и её муж Александр Козинец, двоюродные братья и сёстры, а с троюродным братом мы были одноклассниками. Я учился в годы, когда директором нашей школы была Тамара Андреевна Колесник – добрейшей души человек. Я хоть и не был отличником, с теплом вспоминаю школьные годы, своих учителей и одноклассников. И, пользуясь случаем, хочу поздравить нашу школу с 45-летием.

– На время учёбы в школе прерывались ваши гастроли?

– Нет, совмещал оба эти занятия. Когда выезжали работать номер, брал с собой учебники, получал задания от учителей, по возвращению они меня экзаменовали. А когда цирковые каникулы не совпадали со школьными, учился вместе с одноклассниками.

– Получается, ещё два с половиной десятилетия тому назад вы освоили дистанционное обучение?

– Примерно так, но не совсем в таком виде, какое оно сейчас. Современные школьники могут в любую минуту получить консультацию учителя, подсказки от одноклассников и целых образовательных систем в сети Интернет. А в моём детстве на расстоянии от школы помощниками были только книги и мама, которая занималась моим образованием во время гастролей.

– Что же это за вид циркового искусства – «гимнасты на мачте»?

– Родом он из Китая, с большой историей. В бывший СССР «мачту» привёз китаец, мой отец был в составе первого отечественного номера под его руководством. Спустя некоторое время он собрал своих братьев-гимнастов и создал номер, с которым они объездили полмира – даже в те, «невыездные» для советских граждан времена. Работали в никулинском цирке на Цветном, потом перешли в цирк на Вернадского.

– Ваша мама Лидия Якубова (Соловьёва) начинала свою карьеру в цирке «Калейдоскоп» районного Дворца культуры, какие у вас отношения с этим коллективом?

– Действительно, мама была одной из первых участниц этого коллектива. Я рад встречам с увлечёнными цирком каневчанами, они тепло принимают нас и с уважением относятся к нашей семье. Всегда готов поделиться опытом, что-то подсказать, научить чему-то новенькому.

– А за пределами района встречаете земляков?

– Каневчане – они везде! В 2014 году, к примеру, был рад встретить каневских танцоров во время репетиций церемонии открытия Зимних Олимпийских Игр в Сочи и с удовольствием принял предложение от земляков вернуться в станицу одним автобусом. Каневчане участвовали в строительстве Крымского моста и других проектах – очень приятно в списках находить знакомые имена.

– Что для вас значит цирк?

– Это вся моя жизнь! Все цирковые живут своим делом и отдают ему себя целиком, при другом отношении люди просто не задерживаются в цирке. Каждый номер даётся нам в результате большого творческого процесса и продолжительных тренировок, перед каждым выступлением необходимо вновь и вновь отрабатывать трюки до механизма.

– Какое место в вашей жизни занимают дом, семья?

– Лично для меня дом в Каневской – это место, где я родился, где меня ждут родные, друзья. Когда выступал с родителями в одном номере, семья была всегда рядом, сейчас встречаемся только во время наших с сестрой каникул.

– Сестра работает в вашем номере?

– Да, Джамиля в цирке с 16 лет. В школе она занималась тхэквондо, но спорту предпочла дело родителей. Когда отец после 49 лет работы в цирке решил передать номер мне, сестра приняла это как должное, несмотря на то, что она – старшая из нас. Вместе с мужем в номере они выполняют один из сложнейших трюков – «заноска с перепрыжкой».

Гимнасты на мачте, руководитель номера Назар Якубов (справа в центре), 2017 год

– Цирковые артисты считаются суеверными, каких примет придерживаетесь вы?

– В цирке не принято сидеть на барьере спиной к манежу – мы относимся к нему очень уважительно, как к хлебу. Перед выходом к зрителю артисту никто за кулисами не переходит дорогу. Много чему ещё нас научили родители, старшие цирковые коллеги. Это же не просто традиции – это опыт, следуя которому можно избежать неприятностей.

– Ваше жизненное кредо?

– Не стоит тратить своё время на мысли о плохом.

Справка

Мачта – цирковое оборудование, пик которого взмывает под купол – в зависимости от его высоты – на 7 и более 20 метров. Это вертикально укреплённая на манеже труба или несколько труб, на которых гимнасты исполняют свои трюки. «Свободная» мачта крепится под куполом.

Елена БУТЕНКО