Пожар – это всегда горе, несмотря на причину, по которой он произошёл. Вдвойне страшно, когда поджог совершён умышленно, в отместку. А в данном случае ещё и оттого, что в результате остались без крова дети.

Огонь любви погас, пожара – разгорелся

Изначально судьба не обделила гр. Л.: и образование средне-техническое имеет, и семейное счастье его не обошло – женился, дочь родилась, домик приобрели. Вот только удержать всё это он не смог. Опорой жене не стал, хорошим родителем – тоже. Отношения разладились. Пьянки, скандалы, разбитый телевизор… В итоге в 2018 году брак был расторгнут, имущество разделено. Несмотря на то, что после раздела дома большая часть его отошла жене и детям, совместное проживание супругов под одной крышей стало невозможным. Жена с детьми сначала ушла на съёмную квартиру, а вскоре повторно вышла замуж и поселилась на территории второго супруга. Но и после этого женщине не было покоя: гр. Л. В состоянии сильного алкогольного опьянения часто наведывался к бывшей жене и по месту нового места жительства, и на работу, клялся, что по-прежнему любит её, требовал вернуться. А ещё неоднократно высказывал угрозы, что в противном случае осуществит поджог их когда-то совместно купленного дома. Женщина его слова всерьёз не принимала. И напрасно – вскоре бывший муж осуществил свою угрозу.

День за днём, неделя за неделей – в течение месяца до случившегося гр. Л. не расставался с «сорокаградусной», всё проходило в пьяном угаре. По сообщению очевидцев, во время пожара он стоял возле опоры электропередачи напротив входа во двор домовладения, периодически прикладываясь к бутылке, и наблюдал за действиями пожарных. Затем ходил по улице и объяснял жителям, что это он поджёг дом, так как хотел отомстить бывшей жене, говорил, мол, пусть он никому не достанется. При этом находился в состоянии сильного нервного возбуждения, его трясло и шатало. Потом гр. Л. выкрикивал подъехавшей к месту происшествия жене, что это она во всём виновата, если бы вернулась к нему, подобного не случилось бы.

Прибывшим по вызову правоохранителям гр. Л. при первичном сборе материала тоже признался, что пожар – его рук дело. Задумав осуществить угрозу сжечь дом, он взял металлическую канистру, купил на автозаправочной станции бензин, облил пол, мебель и стены, бросил спичку и вышел на улицу. Но позже на суде от своих же показаний отказался. С его слов, пить спиртное к нему в данное домовладение приходили многие люди, иных он даже не знал. К тому же в хозяйстве имелся запас канистр с горючим и маслами. Как загорелся дом, не знает, в это время он находился у своих родителей в Челбасской. Обстоятельств поджога и как давал показания сотрудникам полиции, что говорил, не помнит. Также указал на то, что если бы это он поджигал дом, то вынес бы своё имущество. Но всё это опровергалось несколькими свидетелями. А ещё видеозаписью на мобильный телефон одного из них с информацией о поведении гр. Л. на месте поджога.

Картинка совершения преступления сложилась, независимо оттого, что гр. Л. пытался от него откреститься. И было решение суда: за поджог ему назначено наказание в виде года исправительных работ с удержанием 20% из заработка в доход государства. А ведь есть ещё и заявление от потерпевшей о причинении ей материального ущерба на сумму около двух миллионов рублей. Как и чем возмещать его? «Что нам стоит дом построить – нарисуем, будем жить» – это выражение из ряда сказочных. Проза жизни, увы, реальна: отец собственной рукой лишил детей дома. А что направляло эту руку, общеизвестно: неуёмная тяга к спиртному.

Светлана ПРОТОПОПОВА
По материалам пресс-службы
Каневского районного суда