МАМОЧКА НА ВРЕМЯ

27-летняя Светлана Гордиенко  борется с чиновниками за то, чтобы её трёхлетнюю дочь Анастасию оставили проживать  вместе с ней. Она  не лишена родительских прав, работает честно и добросовестно, чтобы заработать себе и дочери на жизнь. А вместо помощи получила решение суда, определившее место проживания ребёнка по месту жительства бывшего мужа в другой станице.



От отчаяния она обратилась в редакцию газеты. Изменит ли её судьбу суд в более высокой инстанции?
Предыстория
Судьба у очень красивой маленькой девочки Светочки  начиналась весьма и весьма благополучно. У неё были и папа, и мама, и сестрички. И она росла замечательным  хорошим ребёнком со счастливым детством. Когда пришла пора учиться, она с радостью  пошла в школу. Училась не то, чтобы на одни пятёрки, но вполне нормально, как  многие в классе. Но где-то, начиная с пятого класса, в жизни Светланы всё коренным образом изменилось: смертельно заболел отец. И обычный уклад полетел в неизвестность. Светлана стала пропускать занятия в школе, замкнулась в себе. Учёба становилась для неё непосильным бременем, она съехала на троечки, которые ей ставили от жалости. Потом отец умер. После похорон они долго не могли прийти в себя, стараясь как-то выжить. Им это удалось. Вот только Светланина мечта об учёбе и поступлении в колледж ушла в прошлое. Справка об окончании  девяти классов – вот что она получила в результате.
Для себя она решила, что страшного ничего нет, пойдёт работать, зарабатывать деньги на себя. Нет образования? Ничего. Многие и образование имеют, а работают то на рынке, то на производстве. Главное – работать. И она пошла в Каневское сельское поселение. Пять лет проработала в МУП «Чистая станица», зарекомендовав себя исполнительной и дисциплинированной труженицей.
Потом встретила Романа из Новоминской. Он влюбился в хрупкую Светлану безоговорочно. И Роман очень понравился Светлане. Повстречавшись некоторое время, они решили попробовать создать семью, стали жить у родителей Романа и вести общее хозяйство.
Матери Романа понравилось трудолюбие невестки: она ни минуты не сидела без дела, и мать предложила сыну узаконить отношения. Это неважно было, что Светлана из бедной семьи, что и образования не получила толком. Оба они были молодыми, могли вполне заработать на жизнь себе. Правда, плохо, что жить приходится не в своём доме, у родителей. Но дом большой, места должно хватить всем. Примерно так рассуждала Людмила Ивановна, мать  Романа. Поддержал свою сожительницу и отчим. Лишние работящие руки всегда пригодятся в доме. Так Светлана стала законной женой. Они сыграли свадьбу, которая должна была  стать началом долгой семейной жизни.
Так думала и  Светлана. Поэтому, не страшась, бралась за любые домашние дела. Чтобы зарабатывать  какие-то деньги, они, кроме работы, построили теплицу, стали выращивать  рассаду, огурчики, зелень. Светлана была как заведенная. Рано вставала, помогала свекрови наготовить на всю семью ( у свекрови кроме сожителя проживала дочь-инвалид), потом теплица, работа. После работы – снова все домашние дела, которые со временем всё больше перекладывались на  Светланины плечи. Но она не роптала. С любимым человеком можно было горы свернуть. А труд ей был только в радость.  В Новоминской она нашла себе друзей, умела общаться. В общем, жизнь налаживалась. И после рождения дочери Настеньки мало что изменилось. Разве что Настенька  ещё больше объединила всех домочадцев. Она была таким изумительным ребёнком, что все домашние Романа души в ней не чаяли.


Счастье было и прошло
Трагедия в семью пришла не сразу. По словам Светланы, Роман стал после работы приходить домой выпивши. Руки не распускал, правда, но унижал всячески,  в такие дни перестал помогать ей в тепличных делах, по дому. Родные  Романа не вмешивались в семейные дела, считая это дело личным. Таким образом, Светлана оставалась наедине со своими проблемами. Никто в доме мужа не мог помочь ей. Иногда она прибегала к подруге, что жила неподалёку, делилась бедами. Но чем могла помочь подруга?
А  семейное счастье давало всё большую трещину.  Как утверждала Светлана, муж всё чаще стал выпивать, обзывал её, унижал всячески её женское достоинство. Бывало, по нескольку дней подряд длилось это «веселье», которое отнимало у Светланы не только физические, но и душевные силы.
И она решилась. Однажды, собрав вещи, взяв кроватку дочери, приехала к маме в Стародеревянковскую. Там давно знали о всех проблемах и бедах молодой мамы, давно говорили, что необходимо  решение этой проблемы раз и навсегда. Ведь муж  к жениным упрёкам не прислушивается, и жизнь его близких превращается в сущий ад.  Роман к  бегству жены отнёсся спокойно, попросил только, чтобы выписалась из Новоминской. Потом они развелись,  теперь уже бывшая жена стала получать алименты. Воспитывать дочь они с Романом решили вместе. Светлана на выходные дни отдавала Настю в дом бывшего мужа, затем забирала назад.
Устроилась на работу в фирму «Калорию». Её приняли с радостью, здесь всегда нужны работящие и дисциплинированные труженики.
Беда пришла, когда её не ждали


Я рассказала  начало этой истории только потому, что последующие события  повергли  меня в некоторый шок. В последнее время стало модным   на разных ток шоу рассказывать истории о  дележе детей между родителями, о предпочтении места проживания  несовершеннолетних детей у отцов. Дети, как разменная монета, становятся главным аргументом в спорах между престижностью отца и несостоятельностью матери. Эта модная тенденция, на мой взгляд, противоречит самому главному закону – закону жизни как таковой. Я не вправе  выносить решения за судебные органы и инстанции, но высказать свою точку зрения имею  полное право. На мой взгляд, отнимая у матери её ребёнка, мы изначально вмешиваемся в жизнь природы.
Однако вернёмся к нашим героям. Светлане как снег на голову пришла повестка в суд по иску отца об определении места жительства ребёнка в его доме.  Районный суд вынес решение в пользу отца, обосновав его интересами ребёнка. В материалах дела есть общая заработная плата семьи Романа, свидетельство того, что условия проживания у отца намного лучше, чем у Светланы, что ребёнку будет выделена комната, и уход её будет обеспечен. А у Светланы и заработная плата только её, и проживает-де она вместе с многочисленными родственниками, и развитие девочка у мамы она получает худшее. А видеться с мамой Настя может опять же с разрешения суда по определённым дням.
Ещё раз повторюсь, я не вправе спорить с судом в данном случае. Это дело юристов, адвокатов, судей  высшей инстации. Пусть они доказывают правоту или не правоту вынесенного решения. Я всего лишь журналист,  имеющий право высказать свою точку зрения.
Ребёнку всего три года. Больше всего на свете девочка нуждается в заботе своей мамы. Неразрывна связующая  духовная нить матери и дочери, которая длится на протяжении всей их жизни. Ни у отца, ни у мамы нет своего жилья. Никто  сегодня не может дать гарантии, что и дальше родители Романа будут предоставлять место проживания в их доме. Действительно, большом и ухоженном.  Светлану не лишили материнства, не за что. Но тогда каким образом, скажите на милость, Светлане осуществлять ежедневное воспитание своего ребёнка? Ездить в Новоминскую? Брать  на выходные? А потом снова отдавать в дом родителей бывшего мужа? Она  безмерно любит  своего ребёнка, просто  сходит с ума от одной только мысли, что Насти не будет рядом.
Зарплата у Романа примерно такая же, как и у Светланы – около 10 тысяч рублей. Приведённая справка о доходах мужа, мягко скажем, не соответствует действительности. На самом деле у каждого  члена  семьи Романа приходится чуть меньше 10 тысяч рублей. И это не значит, что часть этих денег будет потрачено на саму девочку, её лечение (она нуждается в нём). У каждого члена семьи свои болячки, которые надо лечить. Сестра Романа – инвалид второй   группы, бабушка тоже на инвалидности, её сожитель – инвалид. Вот и получается, что каждому члену семьи Романа требуются средства на лекарства, на обычную жизнедеятельность. Будет ли в этом общем бюджете доля для девочки?
У Светланы на сегодня в неблагоустроенном  доме матери есть комната для неё и дочери. С точки зрения комфортности бытовой здесь благ меньше, чем у отца. Но на момент моего посещения  Настя была чистенько одета, ухожена.  Девочка показала мне и свой велосипед, и колясочку, рассказала, как они живут. И вообще, хорошо общалась с посторонним человеком. Видно, что ребёнку комфортно с мамой. Тем более, что в таком возрасте дети ещё мало понимают о комфорте бытовом. Им главное – душевная теплота.
Непонятна мне и позиция ведущих специалистов управления по вопросам семьи и детства, которые и определили эту самую бытовую комфортность как  основополагающую в этом деле. Ни слёзы матери, ни природная потребность не убедили чиновников от управления в том, что маленькой трёхгодовалой Насте нужна прежде всего мама.
Сегодня Светлана получает около десяти тысяч рублей. Чтобы защитить свои материнские права большую часть денег она вынуждена тратить на адвоката. Так какова же  логика в деле воспитания ребёнка? Напрашивается очень печальный вывод: у матери просто отнимают ребёнка. И она криком кричит, взывая ко всем, в том числе и к  всевышнему о помощи. И не получает её. Почему мы идём на поводу у модной тенденции? Может быть, всё-таки дождаться того момента, когда дочь  сама сможет определить своё проживание?
И ещё один момент. Я разговаривала с бывшей свекровью Светланы. По её утверждению, за четыре года они с невесткой ни разу не поссорились, она настолько органично вписалась в их семью, что ей не в чем упрекнуть Светлану. Она утверждала, что готова отправить сына на квартиру, если им вдвоём невмоготу, только бы  Светлана с внучкой вернулись бы к ней. Но мы-то с вами понимаем нереальность этого исхода событий.
Мой читатель! Ваше слово не будет лишним в этой истории. Мы ждём писем от вас.
Валентина Байдак

Фото: источник