Призрак мужа, убитого в Сталинграде, явился повидаться к жене в последний раз…

Наш читатель из Привольной прислал нам удивительную и мистическую историю, которую хранит его семья.

Вот что нам написал Л. Чайковский:

Это произошло в ноябре 1942 года в маленькой таёжной деревеньке в Сибири, куда мои родители вместе с семьёй дяди – Ивана Митрофановича переехали жить перед Великой Отечественной войной.

Дяде Ивану было 40 лет, и его в первый месяц войны призвали в Красную армию. Летом 1942 года после лечения в госпитале тяжёлого ранения отправили его домой для восстановления здоровья. А в октябре – снова в строй. Вместе с ним призвали в армию и паренька из нашей деревни. И через месяц их часть отправили на фронт.

Утром 19 ноября тётя Ксения – жена дяди Вани, пришла к нам очень взволнованная и сквозь слёзы рассказала, как этой ночью она видела своего мужа.

«Проснулась от чувства, что кто-то есть в комнате. Открыла глаза, осмотрелась и увидела в проникающем через окна от снега свете стоящего в дверном проёме комнаты Ивана. В шинели, без шапки, с чёрной дыркой посреди лба. Я его спросила: «Ваня, тебе разве не больно?» и стала подыматься с постели. Он на меня грустно-грустно так посмотрел, и пока я искала спички на столе, чтобы зажечь лампу, он исчез. Когда я зажгла лампу, бросила взгляд на «ходики»: было три часа ночи.

В начале следующего года вернулся с фронта инвалидом парень, который уходил вместе с дядей. Тётя Ксения, естественно, к нему с расспросами: «Ты не видел моего Ивана? Может, знаешь, что с ним и где он? Писем от него нет уже давно». Сослуживец и рассказал: «Через месяц после нашего призыва часть отправили на фронт под Сталинград. Я служил с Иваном Митрофановичем в одном взводе. В середине ноября разместили нас на передовой. Вечером 18 ноября (я это хорошо запомнил) пришёл в землянку командир взвода и объявил, что ротный приказал вызвать от каждого взвода два добровольца для того, чтобы проделать во вражеском проволочном заграждении проходы и обозначить их вешками – для движения нашей пехоты. Такие бойцы нашлись, в том числе и ваш муж.

Выход был назначен после полуночи. На улице вьюжно, холодно, но отважные солдаты смело шагнули в темноту. Уже ближе к утру мы услышали со стороны немцев стрельбу. Как потом оказалось, наших добровольцев уже после выполнения задания обнаружили немцы и обстреляли. В итоге возвратился только один боец, но это был не Иван Митрофанович.

Утром мы пошли в атаку, наш взвод быстро ринулся в направлении подготовленного в проволочном заграждении прохода, к немецким окопам. Неожиданно я увидел перед собой почти занесённое снегом тело, лежавшее лицом вниз. Решил посмотреть, кто это. Перевернул и увидел, что это Иван Митрофанович, на его лбу, прямо над переносицей была рана от пули. Команда: «Вперёд! Не останавливаться!» погнала меня вслед за своими товарищами. Вот и всё, тётя Ксеня».

Такое ранение ведёт к мгновенной смерти, и этот момент смерти мужа каким-то необъяснимым образом передался тёте за тысячи километров, и она чётко увидела, как оказалось, своего мужа в последний раз.

В 1943 году тётя Ксения получила извещение, что красноармеец Иван Митрофанович Титарчук пропал без вести. Так что же произошло? Что или кто устроил последнее свидание супругов?