В Новоминской на улице замёрзла двухлетняя девочка

Каневской район содрогнулся от ужасной трагедии, которая произошла в ночь с 11 на 12 января в станице Новоминской. На обочине, у перекрёстка улиц Сенной и Черноморской найдено мёртвое тело двухлетнего ребёнка — Анжелики Шейка. Слухи плодятся с невероятной скоростью. Благодаря блоггерам история попала в Интернет, и уже спустя несколько дней о таинственном происшествии знал весь край, ещё чуть позже заговорили уже на федеральном уровне. 

 

Район сейчас  переживает самое настоящее нашествие журналистов разных рангов и мастей. Естественно, наша газета не могла остаться в стороне, поэтому мы отправились в Новоминскую в надежде понять, что же всё-таки произошло в ту злополучную ночь.

Что случилось с Анжеликой Шейка?

Новоминская встретила хмуро. Серое небо, снегопад — такое чувство, что станица так и не оправилась после шока. Находим улицу Гражданскую, где жила Анжела со своей мамой Леной, отчимом Артёмом, братьями и сестрой. Всего у Елены пятеро детей.  

Пока искали дом семьи Лефлер (фамилия семьи по новому мужу Елены), пообщались с соседями. В общем, люди подозревают саму мать. По их словам, маленькой Анжеле жилось несладко, методы воспитания были жёсткие.

Анжелика со старшим братом

Впрочем, с порядками в семье пусть разбираются уполномоченные органы. Мы же будем оперировать фактами.  

Сообщение о гибели Анжелы поступило в районный следственный комитет СУ СК при прокуратуре РФ по Краснодарскому краю в первой половине дня 12 января. Прибывшая на место группа во главе со следователем Юлией Андрющенко, обнаружила тело девочки в одном из строений по адресу Гражданская, 51. Окоченевший труп лежал на диване, застеленным красным покрывалом. Тут же были и родители девочки.

По словам матери, тело они нашли в канаве на обочине перекрёстка улиц Сенной и Черноморской, чему предшествовали многочасовые поиски — один из детей семьи Лефлер разбудил родителей в седьмом часу утра и сообщил, что Анжела пропала. Тут важно отметить, что девочка не жила в одном доме с мамой. Во дворе, прямо напротив родительского дома есть летняя кухня, которую переделали под жилое помещение. Здесь и проживала Анжелика с ещё двумя детьми. Как пояснила мать, семья обитает в стеснённых условиях, поэтому пришлось идти на такие меры.

Мама Анжелы Елена Лефлер


Узнав о пропаже, родители бросились на поиски, но нашли девочку лишь спустя несколько часов. Если идти «огородами», то до того места, где находилось тело – метров 250. Если же по улице – около километра. И это сбивает с толку больше всего. Как такое расстояние мог пройти двухлетний ребёнок, посреди январской ночи, в снегу по щиколотку, одетый лишь в колготки? Тем не менее, следствие полагает, что ребёнок всё же смог.

Тело ребёнка нашли на обочине этого перекрёстка


Обнаружив тело, мама и отчим помчались в центральную больницу, с трупом на заднем сиденье автомобиля. В ЦРБ констатировали смерть.

Потерпевшая или виновница?

Вот и дом семьи Лефлер. Нас встречает Елена в чёрном платке. Представляемся, входим в дом. Живут Лефлер небогато, семья многодетная. Елена пересказывает практически слово в слово то, что стало известно от следователя Андрющенко. Тем не менее, говорит и кое-что новое. Что не попало ни в Интернет, ни на телевидение, ни в газеты.   

 – Я до сих пор не могу понять, что произошло. Кому мы так мешаем, что с нами сделали такое?

 –В каком смысле?  

Я уверена, что моего ребёнка кто-то убил. Вечером я накормила Анжелу макаронами по-флотски, позже уложила спать. Потом все эти события. А уже после вскрытия, в больнице нам сказали, что за два часа до смерти кто-то накормил ребёнка рисовой кашей. И это не укладывается в голове. Где и с кем был мой ребёнок? Понимаете, в ту ночь муж сидел до трёх утра за компьютером. Если бы Анжела просилась к нам в дом, он бы обязательно услышал, голосок у неё был очень звонкий.

Вы знаете, она страдала лунатизмом. Она довольно часто ходила по ночам. Однажды вечером её даже увидел сосед на улице и привёл домой. Но в ту ночь, когда она погибла, было ведь очень холодно. А в больнице нам сказали, что следов обморожения на стопах нет. А они бы были, если бы она прошла такое расстояние по холоду и снегу (отсутствие обморожения подтвердило и официальное заключение судмедэкспертизы — прим. авт).

– У вас есть своя версия?    

-На нашей улице есть несколько домов по соседству, где живут алкаши. Я никого не обвиняю, но мне кажется, что тут не обошлось без них. Кто-то ведь кормил Анжелу рисом.    

-А что говорит милиция?    

-Силой выбивает из нас признание. 13 января приехали к нам, вызвали Артёма (мужа – контуженного ветерана чеченских событий — прим. авт.) и увезли. Обратно он вернулся побитый. Это просто ужас. Мы тут же поехали и сняли побои, может хоть это заставит их искать виновных, а не выбивать признание из нас. Давили и на меня. Заставляли чистосердечно признаться, что мы вывезли ребёнка на снег и оставили там. Ничего я им не подписала…

(О возможном давлении на семью Лефер позже мы рассказали начальнику отделения по делам несовершеннолетних Каневского РОВД Людмиле Тышенко. Она утверждает, что этого не может быть).  

Вопрос без ответа

Уже покидая Новоминскую, решили заехать на кладбище, посмотреть, где же нашла последнее пристанище Анжела Шейка. Искали долго, минут сорок, бродя по глубокому снегу. Почему-то нам показалось очень важным найти могилу, без этого история была бы неполной.  

Мы бы не нашли самостоятельно, помогли «копачи», как раз выполнявшие свою работу. Пожилой мужчина в очках, интеллигентного вида, очевидно бригадир похоронной команды, подсказал нам, где искать.

Могила Анжелики Шейка


С каждым днём эта история обрастает множеством вопросов. Главный из которых: убийство или несчастный случай? Узнаем ли мы когда-нибудь, что на самом деле произошло в ту холодную ночь? Очень бы хотелось.

В. Шпагин, Ю. Мезенева.