ПАРИТЬ НАД ЗВЕЗДОЙ

25 лет назад они создали известный далеко за пределами края знаменитый танцевальный коллектив «Родничок». Сегодня даже трудно представить, что его могло и не быть, если бы в Каневскую не приехала из далёкой Свердловской области Галина Кирячёк.



Она всегда хотела танцевать. С самого детства, сколько себя помнит. И даже запрет отца, поставившего табу на культпросветучилище, не подействовал. Хотя она прислушивалась к его мнению очень сильно. Уехала поступать в Свердловск совершенно на другую специальность, а документы сдала в культпросвет. И поступила. А потом только и сказала папе: вот, мол, учусь на танцора. А как танцевала! Тоненькая, небольшого росточка, она словно парила в воздухе. Прыжки получались звёздные. Когда глаз мог зафиксировать этот полёт над звёздами, душа у зрителя замирала от совершенства, от того, что этого быть не могло, а было. Какие аплодисменты срывала эта маленькая танцовщица! И мало кто догадывался, что к великому таланту добавлялся упорный труд над каждым движением. Сколько сил и упорства вкладывалось в танец, знает только она, Галина Ивановна Кирячёк.

Сегодня она, руководитель образцового ансамбля народного танца «Родничок», и её муж, музыкальный руководитель Евгений Иванович, – заслуженные работники культуры Кубани, многочисленные лауреаты премий, добившиеся не просто успеха в работе, а сделавшие невероятно популярным ансамбль не только в районе, на Кубани, но и в России, – у нас в гостях. Мы говорим о гранях мастерства танца, о творческом духе, царящем в коллективе, о жертвенности ради великого искусства, об умении воспитывать твёрдость духа и характера.

– Помню с раннего детства, что в нашем доме, – рассказывает Галина Ивановна, – все любили петь. И пели очень хорошо.  С песней проходила грусть, куда-то уходили неприятности. Ну и, конечно, под частушечные напевы шёл перепляс. Музыкальная школа стала той первоначальной ступенькой, которая и определила мой жизненный выбор.

– А то, что вы обманули отца, это не легенда?

– Нет. Это правда. Хотя и обманом это назвать нельзя. Дело в том, что все мы, дети, отца боготворили и слушались во всём. Наша мама рано ушла из жизни. Отец воспитывал нас один, так ни разу не привёл в дом другую женщину, хотя сам был ещё далеко не старый. Всю жизнь он посвятил нам. И, конечно, хотел, чтобы мы достигли каких-то высот вне культуры. Её он считал не только не престижной, но ещё и развращающей в жизни любого человека. Да и заработки, если вы помните, в культуре были, что называется, на выживание. Я отцу обещала, что поступать на танцевальное отделение не буду. Даже себя убедила в правильности таких доводов. А моя старшая сестра сказала, когда приехали в Свердловск (тогда ведь поступали сами), мол,  зачем тебе портить судьбу? Поступай в культпросветучилище. Я и сдала туда документы. Меня приняли. И уже когда проучилась немного, призналась папе.

– А сюда как попали?

– Помните в одном из фильмов: Кубань – это такое место, где тепло и яблоки растут. К тому времени, когда я закончила училище, приехали друзья-однокашники, рассказали, что есть в Каневской такой замечательный человек-легенда Валентин Фёдорович Ляшенко, руководитель ансамбля песни и танца «Кубанский сувенир», что ему нужны талантливые молодые танцоры, что заработки здесь неплохие. В общем, я махнула на всё и уехала из дому на  Кубань.

– Не пожалели?

– Жизнь сложилась на Кубани. Не только танцевальная, но и личная. Здесь я встретила своего Женю, здесь родился и вырос сын Ваня, здесь мы обрели друзей, родственников, здесь пришла идея создания танцевального ансамбля «Родничок». В общем, Кубань стала настоящей Родиной. И потом, здесь такие песенные и танцевальные традиции, ведущие к истокам рода человеческого, которые меня всегда привлекали.

– В той, бедной поре нашей культуры много было и привлекательных моментов. Расскажите о них.

– Валентин Фёдорович умел не только подбирать кадры со всего Советского Союза, он умел создавать великолепные творческие коллективы, ценить каждого, направить на конечный результат. Тогдашний «Кубанский сувенир» потрясал своими танцевальными постановками. Здесь трудился прекрасный музыкант-аранжировщик Алексей Георгиевич Иванов. Он был уникальным в своём роде, когда очень востребован живой звук, когда интуиция в творчестве играла большую роль. Если честно, это мастер большой сцены. Только на большой всем не работать. И вот в таком прекрасном коллективе мы и трудились.

– Там я и встретил свою судьбу, – подхватил разговор Евгений Иванович. – Кстати, в октябре  нынешнего года будет сорок лет, как я начал свой трудовой путь в культуре. Галина не могла не понравиться. Она не просто с характером, упорством и талантом, но и человек надёжный, справедливый, не любящий фальши. А для жизни это многое значит.

– А потом оба ушли. Почему? Что не устраивало в «Кубанском сувенире»?

– Устраивало всё. Единственным препятствием к творчеству были бесконечные гектары  прополки. Как только начинался весенне-летний период, так все артисты пропадали в поле. Конечно, хозяйству, в котором работаешь, помогать надо, но не до изнеможения. Уйдя из «Победы», мы пришли работать в цирковой коллектив «Калейдоскоп». Там нашлось место и для меня, и для Жени.

– Я  работал ковёрным клоуном, – говорит Евгений.

– А что такое ковёрный клоун?

– Это клоун, умеющий заполнять паузы, то есть быть мастером на все руки: и рассмешить, и пошутить, и с публикой поработать.

– И всё же когда пришла идея создать свой танцевальный коллектив?

– Сначала не было никакой идеи, просто нужна была работа для души. В тогдашнем Доме пионеров можно было вести кружок танца. Я и пошла. Наверное, с этого момента, можно сказать, и родился «Родничок». Потому что мы начали работать с отдельным коллективом, создавать тот колорит, который  отличает наш коллектив от других. Когда-то в Привольную приезжал создатель передачи «Играй, гармонь» Заволокин. Когда он увидел наших танцоров, с восхищением отметил, что в танце – вся кубанская душа. Я говорю, что, мол, из Свердловска приехала. А он мне – значит, переродилась.  Но дело в другом, не в перерождении. Женя – истинный казак. Все обычаи, в том числе и творческие, знает не понаслышке. Он помогал видеть то, что я не видела. Размах души, красоту движений, полёт, наряды. В танце всё важно и всё нужно. Каждое движение должно говорить о характере, нести соответствующую нагрузку.

– Кстати, о движении. Есть ли какие-то стандарты, по которым вы работаете в своём коллективе?

– Вы заметили, что танцор, который хотя бы год отдал танцевальному коллективу, и ходит не как все, и спинку держит по-иному, и ноги ставит не так. С этих элементов и начинается танец. Их мы оттачиваем месяцами. Тренировки, тренировки, труд по нескольку часов за одну репетицию. Чтобы показать красоту, её необходимо зафиксировать в памяти. К нам приходят многие ребятишки, а хорошо танцуют не все. Одни умеют работать, другие – нет. И всё же прошедшие через танец всегда чувствуют ритм, мелодию, умеют понимать красоту движений. Это всегда наши люди.

– Дом пионеров закрылся, Дом детского творчества ещё не открылся. Опустошённые девяностые годы. Что происходило с танцевальным коллективом тогда?

– Он продолжал жить. Он бы всё равно продолжал жить, потому что уже нельзя было просто расстаться с детьми, с наработками.

Знаете, как мы шили первые наши костюмы 25 лет назад? Когда закрывался Дом пионеров, списывали шторы, что висели на окнах. И я выпросила их, чтобы пошить костюмы для одного танцевального номера. И мне дали эти списанные шторы. Ткани было много, мы шили юбочки и блузочки, примеряли и дошивали. И такие замечательные на то время получились костюмы, что просто все удивлялись. Они и сегодня есть, как прообраз начала работы, красоты.

– Сегодня костюмы шьёте  как-то по-другому?

– Сегодня мы их заказываем у профессионалов, как и обувь. Вы посмотрите на нашу обувь!

И Галина  Ивановна показывает концертные туфельки и сапожки. Из лёгкой кожи, они кажутся невесомыми, и на ноге почти не чувствуются. Стоят недёшево, как и сами костюмы, расшитые серебром, золотом, тесьмой, блестящей пряжей и так далее. Такая вереница костюмов и обуви самых разных размеров, вычищенная и опрятная – свидетельство порядка в делах. Когда смотришь на эти туфельки – совсем махонькие, затем больше и больше, такое ощущение, что попадаешь на бал. Юбки, подъюбники, накрахмаленные панталончики, кружевные фартучки и многообразие украшений, головных уборов. Это тоже, чтобы было красиво, удобно, современно. Всё это в гардеробной ждёт своих хозяев и хозяюшек. А  средства на костюмы собирают родители  юных артистов и артисток. Изредка помогают спонсоры.

– Сколько же здесь костюмов?

Галина Ивановна идёт, пересчитывает что-то в уме, соотносит и уверенно говорит: «Где-то больше тысячи».

Сегодня просто так не выйдешь на сцену. Мастерство самодеятельных артистов не только растёт, но и практически превращается в профессиональную стезю. А эстетика показа до того отточена и высока, что и профессионалы с удовольствием смотрят концерты  танцоров. Поэтому гардеробная приобретает совсем другой  статус. Если уж показывать прекрасное,  то и соответствовать ему необходимо. Вот и загораются глаза у зрителей, когда выбегают на сцену артисты.

– Зачем человеку нужен танец?

– А зачем воздух? Танец – это начало начал жизни, духовность. Музыка и танец формируют характер и духовную основу любого человека. И если народные танцы и прекрасная музыка добавят  созидательной силы, то другая какая-то музыка из тяжёлого рока, к примеру, только  принесёт разрушение. Чтобы человек правильно сформировался, его надо учить правильным музыке и танцу.

– Говорят, что вы достаточно строгая наставница, не позволяете своим воспитанникам никаких излишеств?

– Не позволяю. Когда ко мне приходят заниматься дети, сразу предупреждаю: никаких сигарет, пива, никакого сквернословия. Надо обходиться без унизительных эпитетов друг к другу. А если что-то случилось – научитесь поддерживать товарищей. Не люблю вранья сама и воспитываю у ребят такое же отношение к жизни. Если кто-то не принимает наш негласный устав, уходит. В каком-то промежуточном времени, пока не повзрослели, ребята иногда задают вопрос: зачем нам это надо, мол, мы такие же, как и все, а вы воспитываете из нас других? Потом это проходит, когда дети поступают в институт, идут работать. Их не надо учить общению и пониманию задач, поставленных другими. Они это знают.

Они на самом деле другие. Какая-то отдельная каста «родничат», которых узнают по поведению, выправке и очень уважительному отношению к людям.

– А без дисциплины невозможно добиться успеха, даже самого малюсенького, – продолжает она свою мысль. – Дисциплина сначала, потом упорство в достижении цели, потом  характер. Без характера невозможно добиться чего-то в жизни. Я это говорю не просто так. Практически все, кто прошёл через «Родничок», нашли себя, не потерялись.

Галина Ивановна доводит своих до выпускного и устраивает свой собственный. Фотографии выпускников вывешены на  стене маленького фойе «Родничка». Здесь ожидают родители  артистов, сюда выбегают самые маленькие передохнуть, посмотреть на фотографии великих. Они тоже здесь. И заворожённые будущие артисты возвращаются в репетиционную, где надо отжиматься, растягиваться, поворачивать правильно голову и держать столько, сколько скажет преподаватель. И так каждую репетицию, пока, наконец, не почувствуешь лёгкость движения.

– А великие, те, кто танцует на большой сцене, есть?

– Анна Гринь танцует в хоре им. Пятницкого, её брат – в «Казачьей вольнице» в Краснодаре.

– Сын прошёл школу «Родничка»?

– Ваня – профессиональный музыкант по классу баяна. Учился у известного баяниста нашей музыкальной школы В. П. Огурцова, десять лет танцевал в «Родничке». А выбрал профессию музыканта. Когда-то обещал деду. После окончания школы поступил в музучилище им. Римского-Корсакова, затем в Краснодарскую консерваторию, успешно отучился. Затем ещё был вуз и специальность психолога. Живёт в краевом центре, занимается музыкой. Когда-то я спросила его, какую профессию хочет выбрать, он ответил просто: я деду обещал, мама. И он это сказал так, что мы с отцом поняли: есть характер у сына, и не надо его портить.  Теперь уже мы прислушиваемся к его мнению, к тому, что он говорит.

– К примеру?

– Мы с Женей много  времени отдавали работе, и сегодня трудимся по 10-12 часов в сутки, а иногда и больше. Считаем это правильным. Но ценности поменяли. Самым главным считаем семейные традиции. Семья  вышла на первое место. Так и Ваня считает. Когда приезжает домой, готовим его любимые блюда, говорим о домашних делах. И что-то такое тонкое, неуловимое приходит в наш дом.

– А что любят домочадцы?

– Кубанский борщ, который научил  готовить муж, потом секреты выдавала свекровь. Лепим вареники. Понимаете, домашняя готовка – не просто  какое-то дело, это целая эпопея.  В неё закладывается тепло сердца. Поэтому так важно есть домашнюю еду, возвращаться в тепло очага после поездок.

Уж она, Галина Ивановна, это точно знает. Поездки, в том числе и за границу, – пример тому. А как встречают их там, за пределами нашей Родины! В Болгарии, например, сам Бедрос Киркоров приветствовал их и благодарил россиян за прекрасное искусство. А поездка в Китай! Россию там знают разную. А такую увидели впервые. Радостную, светлую, искрящуюся, приносящую большое счастье. За 25 лет своего искусства они сумели создать именно такой образ. Когда «Родничок» выходит на сцену, зал замирает. Независимо, где этот зал расположен. Потому что они сумели парить над звездой.