“Районка” выяснила, как стать лучшим педагогом в крае

В июне этого года воспитатель детского сада №12 Ирина Пашкова стала победительницей губернаторского конкурса на звание лучшего педагога детского дошкольного учреждения, завоевав первый денежный грант в этой номинации в сумме 50 тысяч рублей. Мы подумали, что просто так победы не приходят… И были правы.

Победы надо долго и упорно завоёвывать, добиваться каких-то невероятных результатов, ежедневный труд превращать в праздники. В общем, быть непохожим на других. И, честное слово, когда встретились с Ириной Ивановной, заглянули в её широко распахнутые и удивлённые глаза, поверили: она – необыкновенная.

И всё, что она делает, необыкновенно талантливо, безоговорочно радостно, идёт из глубин её широкой души. Мы пришли в садик во время приёма детей. И по тому, как доверчиво  шли к ней ребята, не хватаясь за родительские рукава, говорило само за себя. В профессии Ирина  четверть века. Только в двенадцатом садике трудится 15 лет.

Её родители – строители шахт – работали в разных уголках бывшего Советского Союза: в Якутии, на БАМе, Казахстане. Трест находился в Москве, и специалистов такого профиля направляли туда, где необходимо было строить. Потому и государственный педагогический институт им. Низами был выбран в Ташкенте, ближе к дому. Сюда в Каневскую родные приехали уже после распада Союза. К тому времени  Ирина стала Пашковой и воспитывала двоих сыновей.

Двенадцатый садик её понравился сразу. Новый, уютный, комфортный, он подходил для ребят, стал её жизнью, домом, всем, в общем.

Так случилось, что за несколько лет она  потеряла  брата, затем отца и мужа, а потом умерла и мама, не выдержав всех потерь. Ирина осталась одна с двумя детьми и детским садом. Ещё пока жива была мама, семья, дом  держались на её заботах. Худо стало, когда  из жизни ушла мама. Двое детей-подростков, работа… Времени катастрофически не хватало, как и денег. В то время заработная плата воспитателя была такой, что прожить на неё не было никакой возможности.

Может, её и спасло то, что надо было выживать, то есть зарабатывать деньги. Хандру и тоску гнала от себя просто категорически. Даже мысли не допускала, что можно расслабиться. Она просилась на любую подработку, перевелась в логопедическую группу, где платили на 20 процентов больше. И так пять лет. Впервые запаниковала, когда однажды, придя с работы,  у детей увидела  деньги. На вопрос, что это, они ответили, мол, заработали. И показали на отпиленные у кухонного столика алюминиевые ножки.

Ирина сразу смекнула, что  эти увлечения могут зайти очень далеко. А работу бросить никак нельзя. Из этой, казалось бы, тупиковой ситуации, она сделала совершенно блестящий вывод и ход – повела ребят на исповедь, нашла время, чтобы по выходным весь воспитательный процесс шёл так, как должен был идти  при отце.  Порой думала, что просто когда-нибудь не хватит сил так сжимать время, урывать его у ночи, у выходных.

Иногда ей казалось, что вот эти, сегодняшние, силы последние. Но приходило утро, в садик родители приводили детей, и всё вставало на свои места, и появлялись силы, улыбка. День приносил заботы и работу с  детьми, без которых уже не могла себя мыслить. С годами появлялась новое убеждение в воспитательной работе. Только любовь к ним с самого раннего возраста поможет адаптироваться во взрослой жизни. И ничего кроме любви: великой, всепрощающей.

Дети, те, которых она воспитывала, действительно,  вырастали и находили себя в жизни. А у Ирины Ивановны копился опыт, умение. Что-то она записывала, что-то запоминала, складывая пазлы в один узор творческого отношения к работе.

А потом от губернатора пришла одна помощь в виде доплат, затем ещё одна. И уже воспитатели детских садов стали чувствовать себя вполне сносно. Денег стало хватать на приличную одежду, на туфельки с каблучками, на бытовую технику в кредит.

– Знаете, – говорит Ирина Ивановна, –  огромное спасибо и губернатору, и нашим районным властям за денежные выплаты. Больше шести тысяч рублей в месяц  мы стали получать дополнительно к заработной плате. Мы и так работали хорошо. Воспитателем становятся, скорее, по призванию. Детей любят, радуются, что могут  с первых шагов их жизни заложить в них самые лучшие качества, работают почти даром. А тут  такая программа!



– Скажите, когда вы получили губернаторский грант, что почувствовали?

– Радость от успеха. А ещё от того, что могу поправить свои финансовые дела.



– Купить что-нибудь детям?

– И это тоже. Хотя дети у меня уже самостоятельные, работающие.



– Кто оказал влияние на воспитание детей в ваш непростой период жизни?

– Очень благодарна отцу Михаилу, что работает в  Свято-Покровском храме. Он их наставлял на путь праведный, он помог не свернуть на кривую дорожку. Ну и, наверное, Боженька стоял над головами, управлял.

– А сами, как считаете, что управляет миром?

– Только любовь и ещё раз любовь.

…Мы идём с детьми в группу ( они занимались зарядкой в спортивном зале), какой-то малыш берёт меня за руку, будто доверив судьбу. И так шествие продолжается по коридорам садика. Если дети вот так доверительно протягивают незнакомому взрослому руку, то что же надо сделать с ними, чтобы  такое доверие возникло?  А она, Ирина Ивановна, делает это каждый день. Потому и грант губернаторский, потому и любовь детей бесконечная.

Валентина Байдак