В Каневском районе молоко дешевле воды

Личные подсобные хозяйства, занимающие всё более серьёзные позиции  в производстве сельскохозяйственных продуктов и экономике, тем не менее, трясёт от эпизодических экспериментов. В начале пути государство всесторонне поддерживало их, потом сократило меры финансовой поддержки до небольших субсидий за проданное молоко и мясо, а потом установило максимум реализуемой продукции, за пределами которого участие бюджетных средств отсутствует вовсе. Есть и другие непреодолимые препятствия…

Десять лет супруги Гурины жили в посёлке Броды, который приютился на северо-восточном берегу Бейсугского лимана. Сейчас ориентиром его месторасположения может служить бывший коптильный цех бывшего рыболовецкого колхоза «Новая жизнь». Приходит в негодность и проходящая мимо дорога, соединяющая хутор Труд и посёлок Ясенская Переправа.

– В Бродах мы прожили десять лет, – говорит владелица личного подсобного хозяйства Надежда Алексеевна, – и почти столько же  живём в хуторе Труд. Купили здесь дом.

В Бродах Гурины занимались выращиванием бычков. В Труде же немного сместили интересы, и первое, что построили за домом, был корпус для свиноматок. Двенадцать базов постепенно заполнили животными, провели искусственное осеменение, получили приплод, ухаживали за ним почти два месяца, а потом продали.

Вырученные деньги пустили на строительство дополнительных хозяйственных построек, но уже с учётом содержания крупного рогатого скота. Выращиванием свиней, которых они реализовывали в виде малых поросят и взрослых особей на убой, как бы это выгодно ни было, долго заниматься не пришлось. То в одном месте Кубани, то в другом фиксировали появление опасного инфекционного заболевания – африканской чумы свиней, и отрасль эту пришлось свести на нет.

Основное внимание Надежды Алексеевны и Николая Ивановича переключилось на крупный рогатый скот молочного и мясного направления.

– В поисках коров куда только не ездила, – вспоминает хозяйка. – В Новоминской была, в Челбасской и даже в Славянске-на-Кубани. В частном секторе выбирать приходилось особенно осторожно. Продавцы  – люди с хитринкой, себе на уме. Приезжаю к одному, захожу в корпус, а он категорично заявляет: «Вот эту корову продаю» и указывает рукой. «А мне больше другая нравится», – вступаю я в диалог. Но разговора не получается. Я это всё рассказываю к тому, что формировать собственное стадо высокопродуктивными коровами нелегко и в организационном плане, и в финансовом.

В качестве подтверждения Н. А. Гурина привела последний пример. Не так давно купили они через краснодарское ООО «Кубаньплемподдержка» в брюховецком сельхозпредприятии «Заветы Ленина» три тёлки за 240 тысяч рублей. Деньги немалые! Когда Надежда Алексеевна назвала сумму, её муж, а я невольно обратил на это внимание, обхватил руками голову и вполголоса непроизвольно для себя произнёс: «Как отдавать будем, не знаю…».

Сказать, что денег у хуторян нет, нельзя. Два раза в месяц за купленное у них молоко исправно рассчитывается краснодарское перерабатывающее предприятие  – ООО «ЮгАгроМедиа», за каждый килограмм – 11 рублей 50 копеек. Полтинник добавили первого октября после «угрозы» уйти к другому покупателю – слишком уж мала закупочная цена.

– Вы смотрите, что получается, – не удержалась Надежда Алексеевна от комментария. – В 2010 году молоко брали у нас по 16 рублей. Потом пошли на понижение и опустились до 11-ти. В то же время переработчики продают его в магазинах по 30 рублей за литр. При этом хочу обратить ваше внимание на то, что мы производим и продаём молоко  жирностью более 5 процентов, а переработчики – 1,5 процента. Это уже и не молоко, а так – белая вода, а цена – непосильная многим людям. Кто разрубит этот узел?

Я не знаю. Владельцы ЛПХ – тоже. Да и в местных государственных учреждениях на этот вопрос ответа никто дать не может.

Такая же примерно картина и с кормами. На частном подворье Гуриных, как и тысяч других владельцев личных подсобных хозяйств Каневского района, для выращивания кормовых культур возможностей абсолютно нет. Хотели купить сено у крупных сельхозтоваропроизводителей станицы Привольной, но после их ответа (300-килограммовый тюк – за 1200 рублей) деловой разговор пришлось прекратить – не по карману. Поехали в станицу Челбасскую и купили там шестьдесят 500-килограммовых тюков по цене один рубль за килограмм. Теперь вот изыскивают возможности – время и транспорт – для доставки сена в хутор Труд. Часть уже перевезли.

Немалые деньги приходится платить и за другие корма. Тонна сухого жома без доставки, например, обошлась в 5 тысяч рублей. А ещё в рацион крупного рогатого скота Гурины обязательно включают сенаж, комбикорм, жмых, различные добавки – мел, соль… А ещё вкладывают деньги в техническое оснащение. Доение коров осуществляют аппаратами промышленного производства. Полученное молоко охлаждают в четырёх морозильных камерах и держат его там до приезда заготовителя.

– Государство, хоть и незначительно, но поддерживает нас, сельских тружеников,  – говорит владелица ЛПХ. – Компенсацию затрат на производство и реализацию молока и мяса мы получаем в виде субсидий: по 2 рубля за килограмм молока и по 5 рублей – за килограмм мяса. Однако тот, кто причастен к этому процессу, – производители, переработчики, управленцы, знают, какая сопутствует этому делу бумажная волокита! Я бы предложила более упрощённый вариант – суммы субсидий заложить в закупочные цены и забыть раз и навсегда о бюрократических проволочках. Возможны и другие варианты.

Практики умеют эффективно работать на благо общества. Они представляют, как бюрократов избавить от лишней работы, да и многих из них высвободить для более полезных дел. Вот только поезд перестройки с места не трогается, лишь время от времени продолжает буксовать. А потому работа есть у всех. И тех, кто нужен обществу, и тех… других.

Валентин Цветков