Донбасский дневник (часть 1)

Хроника донецкого восстания глазами очевидца.

От редакции: представляем вниманию читателей воспоминания нового сотрудника газеты «Каневские зори» Сергея Шведко. На наш взгляд, автору, который активно участвовал и освещал политические события в Донбассе, удалось максимально честно описать процессы, происходившие на востоке Украины. Уверены, что этот материал будет интересен нашим читателям и даст ответы на многие вопросы о героической борьбе жителей Донецкой и Луганской областей за свои права.

От автора: этот очерк представляет собой попытку взглянуть изнутри на политические процессы в Донбассе в нынешнем буреломном 2014 году, основываясь на воспоминаниях автора о реальных событиях, в которых он принимал участие.

В то же время я был вынужден изменить большинство имен и фамилий участников, чтобы обезопасить их от возможных репрессий, а также опустить некоторые моменты, достаточно важные для понимания ситуации, из соображений безопасности тех, кто остался на той стороне.

Пролог. «Новая надежда»

«Русская весна» началась в Донбассе мощно и совершенно неожиданно. Так случается в природе: еще вчера казалось, что этим надоевшим морозам не будет конца, что обжигающий северо-восточный ветер будет дуть вечно, неся поземку через заледеневшие дороги и набивая метровые сугробы в окрестных посадках, что холодное светило будет, поеживаясь, равнодушно взирать на это бесконечное торжество зимы. И вдруг, как будто по чьему-то приказу, ветер меняет направление, гоня свинцовые облака с юга через Азовское море, в их разрывы ободряюще выглядывает теплое солнце, снежные заметы в одночасье проседают и чернеют, а по дорогам начинают сочиться струйки талой воды, вливаясь в бурлящие ручьи.

Еще в последнюю неделю февраля, казалось, что все пропало. В Киеве бесновались победившие «активисты» майдана, Янукович с ближайшим окружением трусливо бежал, Верховная Рада угодливо штамповала любые решения, продиктованные бывшей оппозицией, а назначенный в Харькове съезд представителей юго-востока закончился пшиком. По стране на автобусах разъезжали боевики «Правого сектора», свергая неугодных представителей местной власти и вымещая злобу на памятниках Ленину, а с телевизионных экранов представители новой власти грозили, что скоро в Крым и Донбасс поедут «поезда дружбы», которые быстренько наведут там новый, майданный порядок. Оболганные и затравленные бойцы «Беркута» понуро возвращались домой, а парламент с поспешностью ночного грабителя отменил либеральный языковый закон, гарантировавший права русскоязычного населения.

Новые хозяева Киева абсолютно не боялись «рабского» Донбасса. Действительно, чего было бояться? Почти два десятилетия в вотчине Партии регионов не было серьезных общественных выступлений, не было политических сил, способных поднять народ, не было харизматичных лидеров. Все ростки гражданского общества давились в зародыше угрозами или подкупом. Даже руководство компартии, на словах ведя борьбу за права трудящихся, превратилось в корпорацию солидных буржуа, конвертировавшее голоса своих сторонников во вполне осязаемые земные блага. А местная власть, тщательно подобранная по принципу личной преданности, как в старом анекдоте, колебалась вместе с «генеральной линией партии». И надеялась договориться с новыми хозяевами Украины, лишь бы остаться у кормушки.

К тому же даже во времена майдана Донбасс безмолвствовал. С одной стороны, большинство жителей не могли по определению поддержать эту националистическую «революцию», но с другой, ворюга Янукович тоже порядком всем надоел, в очередной раз обманув ожидания своих избирателей. Этот долгий сон многие приняли за политическую смерть нашего края.

В такой ситуации было от чего впасть в уныние, глядя на полное торжество победивших национал-радикалов, скачущих на центральной площади столицы…

И вдруг неожиданно взорвался Севастополь. На многотысячном митинге был избран народный мэр, оказалось, что город русской славы готов к своей третьей обороне. Не прошло и двух суток, как здание Верховного Совета в Симферополе было занято неизвестными вооруженными людьми, местный «Беркут» марш-броском занял позиции у Чонгара и Перекопа, а парламент автономии провозгласил референдум о самоопределении полуострова. На стратегических объектах появились знаменитые «вежливые люди». Мы увидели, как, за что и какими методами можно бороться. Крым принес Донбассу южный ветер надежды…

1. «Русская весна». Начало.

В последних числах февраля, просматривая странички нашего издания в соцсетях, наткнулся на одно сообщение, адресованное лично редактору. Достаточно злое послание. Мол, что вы тоже испугались майдана? Почему не рассказываете людям о том, что в нашей области на 1-е марта намечаются митинги?

Эти слова, честно говоря, резанули. Кто это боится? Я боюсь? Быстренько написал ответ автору, чтобы объяснил, что это за мероприятие, о котором ни по телевидению, ни по интернету ничего не говорится? Кто организатор? И вообще, откуда он знает, что на него люди соберутся?

Вместо ответа мне прислали ссылку на группу в «Одноклассниках» с красноречивым названием «Антимайдан». Как оказалось, действительно, здесь содержался призыв всем жителям Донбасса выйти в своих городах в ближайшее воскресенье на акцию под названием «Русская весна». И под этим призывом более 10 тысяч отметок «класс!» Ого, – подумал, – что-то происходит. Спросил в своей группе у читателей, как они отнесутся к такому мероприятию, и, честно говоря, обалдел от их активности. За первые два-три часа несколько сотен жителей города подтвердили, что на митинг против новой киевской власти и за Донбасс они обязательно придут. Вот только не знают, когда он состоится. Посмотрел на такое дело, почесал затылок, и позвонил нашему районному лидеру коммунистов.

«Агитировать за советскую власть» его не пришлось. Сергей тоже ухватился за эту идею, потому что, сказал, и ему нет прохода на улице от земляков. Договорились, что наша газета берет на себя информационную подготовку мероприятия, хоть осталось всего три дня, а райком КПУ подаст заявку на его проведение (чтобы народ, не дай бог, не разогнали) и обеспечит мегафон.

С этой минимальной подготовкой мы справились быстро. А дальше начали думать и гадать: сколько же людей придет на митинг? И, вообще, не сорвется ли он? Ситуация в стране, мягко говоря, хреновая, народ справедливо опасается экстремистов и провокаций. Короче, с каждым часом сомнения все больше увеличивались.

И вот наступила суббота, первый день весны. Когда я подошел с фотоаппаратом к памятнику Ленину возле райгосадминистрации, где и должен был быть митинг, с сожалением заметил, что народу немного. Впрочем, не успев толком расстроиться, увидел, что по центральной улице в сторону памятника, как на первомайской демонстрации в советскую эпоху, идут плотные группы людей. Подходят и становятся на аллее возле памятника. И их все больше и больше. Столько, сколько уже лет двадцать не собиралось.

Вообще, наш городок Новоазовск – небольшой, чуть более десяти тысяч жителей. Расположен он на самом берегу Азовского моря в 12-ти километрах от российской границы. Тихое, спокойное место, где на разные митинги собиралось от силы сто человек. А тут такой наплыв! По первым прикидкам – человек пятьсот – шестьсот. Ничего себе! У кого-то, на зависть окружающих, в руках российские флажки, кто-то нацепил георгиевские ленты. Удивило неожиданно большое представительство молодежи и немалое количество желающих выступить. Решили дать слово всем желающим, чтобы не обижать тех, кто не боится выразить свою точку зрения в смутное время.

И понеслось! Простые новоазовцы, большинство из которых до этого никогда не выступали на митингах, выходили к памятнику и говорили. Эмоционально, сбивчиво и безыскусно, временами запинаясь от волнения, не находя подходящие слова, но искренне и с болью в сердце. О том, что невмоготу молчать, когда такое творится в стране, о том, что нужно становиться на защиту своих семей от бандеровцев, о том, что только федерализация – единственный путь спасения Донбасса. Ругали хунту, Януковича и хвалили Путина, который протянул руку помощи Крыму. Создавалось впечатление, что накопив в себе столько тревог и обид, они просто хотели высказать всё, что накипело на душе, посмотреть в глаза другим, увидеть, что не ты один так думаешь, что вместе мы – сила, с которой нужно считаться.

Один из митингов в Донецке:

Из-за всего этого митинг затянулся. Некоторые, озябнув от холода и не дождавшись конкретных предложений, что именно нужно делать уже сегодня, постепенно уходили. Но всё равно, было ощущение уникальности происходящего: никто толком никого не собирал, никто никого не заставлял, никто за участие не платил никаких денег, а вот посмотри: народ вышел! Вышел, чтобы показать, что мы – есть, нас – много, и мы имеем право на свою точку зрения.

По окончании позвонил своему другу – донецкому журналисту, чтобы похвастаться, вон, мол, какие у нас в Новоазовске люди! В ответ же услышал ироничное: «Пятьсот говоришь? У нас в Донецке более десяти тысяч собралось! Огромная толпа. Избрали народного губернатора. Какой-то там Павел Губарев. Пошли штурмовать областную администрацию. Сейчас вывешивают триколор на здании. Народу – тьма!»

Да что же это такое творится! Рысью бегу домой, к компьютеру. А там, как сводки с фронтов: многолюдные митинги в Луганске, Мариуполе, Харькове, в последнем городе жители жестко выбили из здания администрации боевиков «Правого сектора». И везде над головами людей – российские флаги. Это так неожиданно, что похоже на чудо. Восток проснулся с «Русской весной»!

Вечером новости тоже сыпались, как из рога изобилия, и самая главная: Совет Федерации дал Президенту России право на использование войск на Украине. Голова кружилась от эйфории…

Но события следующих дней её несколько притушили…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Читайте также:

Донбасский дневник (часть 1)

Донбасский дневник (часть 2)

Донбасский дневник (часть 3)

Донбасский дневник (часть 4, 5, 6)

Донбасский дневник (часть 7, 8)

Донбасский дневник (часть 9, 10)