Донбасский дневник (часть 3)

Хроника донецкого восстания глазами очевидца.

3. Приазовье становится центром «сепаратизма»

Следующий митинг в Новоазовске прошел через две недели. Во-первых, люди снова требовали его проведения, а во-вторых, инициаторы этой волны регионального протеста в соцсетях говорили, что нужно оттянуть на себя внимание украинской власти и силовиков, чтобы помочь Крыму, чтобы было меньше провокаций на предстоящем референдуме на полуострове. Отсюда родилось и название мероприятия «За Крым! За Донбасс! За референдум!»

Снова пришло немало людей, на этот раз представители КПУ собирали подписи за проведение плебисцита о федерализации Украины, которых только во время митинга было собрано свыше шестисот. А всего по району без всякой серьёзной организации за несколько дней было собрано более 4-х тысяч подписей граждан, то есть 15% от общего количества избирателей. Собрали бы и намного больше, но коммунисты спешили, чтобы отчитаться о проделанной работе своему областному руководству.

И на этот раз выступали все желающие, снова обо всём, что творится в стране и в Донбассе. Но многие собравшиеся уже не скрывали своего разочарования: опять все закончится говорильней, им хотелось конкретных действий. Но что могли предложить организаторы акции, когда нет никакой координации на уровне даже одной нашей области, когда неизвестно, что завтра будет в том же Донецке? Да и спецслужбы не дремали, пока только отслеживая мирный протест. Казалось, что ещё раз, ну, два, народ соберётся, а потом махнет на всё это рукой.

А на следующий день произошло событие, которое перевело гражданскую активность наших земляков в совсем другую плоскость…

Было воскресенье, 16 марта. Законный выходной. Российские каналы показывали всенародный праздник волеизъявления в Крыму, украинские пытались облить референдум грязью. И вот в часа три дня позвонили на мобильный: «Ты что там сидишь? Люди погранзаставу блокируют, не дают вывезти наших погранцов».

Через пять минут прибежал на место, порядком запыхавшись, чем вызвал смех присутствовавших стражей порядка: «Что, пресса, опоздала? Здесь уже два часа всё это идёт».

В центре города, возле здания погранзаставы стояло порядка двухсот жителей Новоазовска. В основном, молодые парни (как потом шутили, никогда еще у нас не видели вместе столько непьяной молодёжи). Ворота были заблокированы машинами, на одной из них гордо развевался видавший виды флаг военно-морского флота СССР. Скорее всего, другого просто не нашли. Народ стоял кучками, галдел, наседая на пограничных начальников.

Как оказалось, причиной стихийного сбора стали слухи о том, что наших пограничников, в большинстве своём, жителей Новоазовска, переводят в Днепропетровск, а на их место направляют то ли «Правый сектор», то ли военнослужащих из западной Украины.

Вообще, давно замечено, что во времена общественных катаклизмов слухи, особенно панические, в один миг овладевают большими массами людей. Потому что общественная значимость жизненно важной информации – огромна, а оперативных и, главное, объективных каналов её распространения – катастрофически не хватает. Этой весной в Новоазовске люди тоже жили слухами. В основном, о прибытии на нашу территорию «чужих» боевиков либо армейских подразделений. Вначале все они оказывались ложными, а потом было уже не до них – реальность превзошла самые фантастические слухи.

В данном случае, всё же, информация имела реальную основу. Дело в том, что накануне в район на «увеличение плотности границы» прибыли курсанты из Хмельницкой погранакадемии, а начальник заставы провёл собеседование с личным составом на предмет того, что если вдруг будет вторжение (!), согласны ли они, переодевшись в гражданскую форму, пробираться в Днепропетровск, чтобы там продолжить службу на новом месте. Иначе… Прозрачно намекал на трибунал.

Пограничники, конечно же, согласились (а куда было деваться), но некоторые из них проговорились об этом дома родным. Те – своим знакомым, и пошло-поехало. А тут, как на грех, на мосту через реку Грузской Еланчик в Новоазовске были замечены вооружённые люди в камуфляже, которые производили какие-то замеры. Когда подъехавшие на двух машинах местные парни попытались выяснить, что они тут делают, те по команде наставили на них автоматы, и, оттеснив с моста, сели в «Урал» без номеров и умчали по направлению к Донецку.

Это подлило масла в разгорающийся огонь, и днём, как по команде, к зданиям погранзастав Новоазовска и соседнего посёлка Седово, стали собираться люди, заблокировав все выезды. Напрасно начальник отдела пограничной службы «Новоазовск» и прикомандированный здоровенный полковник из госпогранслужбы пытались успокоить людей, говоря о том, что никто наших пацанов в Днепропетровск увозить не будет. Даже горячий чай в одноразовых стаканчиках приносили, чтобы как-то наладить диалог. Народ не успокаивался, не велся ни на какие уговоры и не расходился. И к чаю не притронулись, хотя погода была промозглой. «Это что, чаёк с майдана, с наркотиками?» – пошутил один из участников под одобрительный хохот присутствующих. После этого к подносу, сиротливо стоявшем на лавочке, никто даже не подошёл.

Уже ночью, после многочисленных переговоров с киевским начальством, руководство силовиков пошло на уступки, пообещав, что следующим утром гости из Хмельницкого уедут домой, и в будущем из других регионов никаких «подкреплений» не будет.

Часть жителей, продрогнув до костей, разошлась, а те, кто помоложе, на личном транспорте рванули устанавливать блокпосты на мостах через речку, потому что поступила информация, что с севера в наш район идет батальон десантников, чтобы стать возле границы с Россией.

Следующим утром активисты проверили, что курсанты из западной Украины действительно уехали, и оставили в покое ошалевших от неожиданной гражданской активности населения, пограничников.

Каково же было моё удивление, когда через два дня по одному из центральных каналов, который принадлежит олигарху Коломойскому, была распространена дикая ложь об этих событиях. Сообщалось, что «благодаря усилиям правоохранителей и общественности» были разблокированы пограничные воинские части в Новоазовске от «пророссийских активистов, которые за деньги выдавали себя за неравнодушных шахтеров (!)». Все новоазовцы, кто увидел этот сюжет, смеялись и плевались одновременно. Мало того, что всё это было абсолютной брехнёй, но самое главное, от нашего городка до ближайшей шахты – километров сто, и изображать из себя «неравнодушных шахтеров» никто бы не додумался даже в наркотическом угаре.

Я тогда написал письмо руководству канала, мол, господа хорошие, учите матчасть, прежде чем давать в эфир такую чушь. Естественно, никакого ответа не последовало, все центральные украинские СМИ к тому времени уже стали рупором низкопробной антироссийской пропаганды, этот процесс продолжается и сейчас. В результате большинство земляков просто перестало смотреть украинское телевидение, нервы народа просто не выдерживали этого потока откровенной «геббельсовщины». Как сказал один мой знакомый: «Раньше я с телевизором разговаривал, потом – ругался, а сегодня – чуть не подрался. Так захотелось порубать его топором, еле жена оттащила».

Что же касается импровизированных блокпостов, то целую неделю сутками, стянув на обочины откуда только можно старые покрышки, на мостах стоял народ, греясь возле бочек, в которых пылали дрова или сухие ветки. А в селе Роза Люксембург, что на десять километров севернее Новоазовска, в первую ночь на охрану вышло почти всё мужское население. Лишь бы только украинские танки не прошли. Люди, кстати, абсолютно невооружённые, останавливали подозрительные автомобили, несколько единиц военного транспорта даже повернули назад, мёрзли и грелись, и опять приходили на дежурство, особенно ночью.

Так продолжалось, где-то неделю. Десантники, которых наше местное руководство всячески уговаривало не выдвигаться в район, чтобы не было серьёзных столкновений с населением, всё-таки прислушались к этим доводам, и стали лагерем в соседнем районе, где пока было потише. Но через несколько дней танки всё равно попытались прорваться в Приазовье…

Продолжение следует

Читайте также:

Донбасский дневник (часть 1)

Донбасский дневник (часть 2)

Донбасский дневник (часть 3)

Донбасский дневник (часть 4, 5, 6)

Донбасский дневник (часть 7, 8)

Донбасский дневник (часть 9, 10)