В Каневском районе уже около 1 000 украинских переселенцев, в том числе 221 ребёнок

Заместитель главы Каневского района Александр Бежко рассказал о том, как ныне обстоят дела у вынужденных переселенцев из Украины на каневской земле.

Наш район один из многих, который приютил на своей территории около тысячи человек из Украины после атак и бомбёжек украинской президентской армии своего же собственного народа. Многие жители Донбасса и Луганска остались без крова, без средств к существованию, на грани голодной смерти. А самое печальное – без поддержки своего же правительства. Страшно подумать, какой судьбы им пришлось бы ждать у себя на Родине, если бы не рука помощи ближайшего соседа – России. Почти год живут в нашем районе братья из Донецкой и Луганской областей. Многие получили временное убежище и устроились на работу, некоторые пока ещё в поисках. В любом случае власти на местах знают об их бедах и проблемах. С чего всё начиналось, как сегодня дела у так называемых беженцев, с такими и другими вопросами мы обратились к заместителю главы района Александру Владимировичу Бежко.

– Скажите, как были встречены переселенцы из районов военных действий Украины?

– Первая волна прибыла к нам в июне прошлого года, когда начались массированные атаки украинской армии на города и сёла Донецкой и Луганской областей. Вообще то, что происходит там, не укладывается в человеческие понятия. У этого народа, у нас с вами нет генетической ненависти друг к другу. Славянские народы всегда стремились к братству и единению. А тут – целая война.

Наша задача состояла в том, чтобы встретить, приютить украинских братьев у себя в районе на первоначальном этапе, затем уже заняться вопросами обустройства. Мы понимали, что у приезжающих украинских жителей складываются непростые обстоятельства. У некоторых из них уже на то время не было жилья, погибли близкие. Это накладывало на каждого, кто был в группе встречающих, особую миссию – люди нуждались в психологической помощи, просто в тёплых словах.

В первое время правительственных субсидий для временных переселенцев не было, как не было и рабочих мест, и хоть какого-то жилья. Поэтому мы их расселили в лагере труда и отдыха «Колос» на базе предприятия «Каневское», попросили выделить бесплатное жильё, если таковое имелось, у жителей района.

И нам пошли навстречу. Когда мы встретили первые автобусы, уже примерно знали, чем кормить, где расселить.

– Видели благодарность переселенцев?

– Одни говорили огромное спасибо за приют, другие с разочарованием осматривались вокруг с вопросом: куда это их завезли? Но мы понимали, что вопросы идут от растерянности, от незнания того, что же их ждёт впереди. Они уехали в безызвестность, далеко от дома, от родных и близких. Оторвавшись от обычного уклада жизни, люди просто теряют уверенность в себе. У них только надежда на местную власть да на самих себя. И вот с такими моральными проблемами пришлось столкнуться в первую очередь.

– Что же было организовано для переселенцев, кроме временного жилья, еды и питья на первое время?

– Для начала приют и пропитание, добрые слова были тем самым, что требовалось на первых порах. Люди могли есть и спать не под градом бомбёжек, а в мирной жизни. Потом были созданы условия для быстрой работы в службах по регистрации временного убежища, сбору документов, их прохождению по «коридорам» разных служб. Я вместе с членами штаба по приёму граждан Украины каждый день согласовывал эти вопросы, мы принимали поток жалоб, ускоряли движение документов. В этом нам помогали миграционная служба, служба занятости. Людям предлагалась работа в соответствии с их образованием, интересами. Если ничего не подходило, ставили на учёт в Центр занятости, и со временем дела улаживались.

– Была и вторая волна мигрантов. Как она прошла?

– Как я уже отмечал, появилось федеральное финансирование на содержание временных переселенцев, многие стали работать, получать деньги и жить, в принципе, как живут многие наши жители. А вторая волна людей, приехавших с территории военных действий Украины, все процедуры регистрации, получения жилья проходила гораздо быстрее. У большинства из них на Родине не осталось жилья, они видели самое страшное – смерть своих родных или близких им людей. Они понимали, что военное время может продлиться долго. Поэтому на предложения работы, временного жилья соглашались сразу. И, скажу прямо, они сейчас довольны своей жизнью. Их обратно уже не заманишь. Здесь – легче, проще, здесь не воюют, здесь к ним относятся как к своим братьям. А это главное. Многие из приехавших большие труженики, которые с удовольствием соглашаются и на небольшую заработную плату, если нет более высокой.

– Как обустроены дети временных переселенцев?

– Из 221 ребёнка, приехавших вместе с родителями, 101 учится в школе, 37 – в детских садах. Остальные или ещё маленькие, не достигшие детсадовского или школьного возраста, или уже окончившие школу. В общем, я бы так сказал, что все дети пристроены, всем им уделяется внимание: точно такое, какое и требуется этой категории ребятишек.

– Где расселены временные переселенцы?

– Им предоставлено жильё на территории всего района. Главы поселений знают нужды каждого человека, каждого ребёнка. С этой точки зрения они под надёжной защитой. Многие переселенцы живут, так сказать, на безвозмездной основе: им предоставлено жильё бесплатное. Люди, которые дали им свои дома, готовы ждать, пока переселенцы не трудоустроятся.

– Вообще, сколько человек уже нашли работу?

– Трудоустроены через службу Центра занятости 280 человек из 703. Остальные или трудоустраиваются самостоятельно, или ждут своей очереди и живут за счёт гуманитарной помощи, или уезжают в другие регионы, районы, где можно найти работу и обеспечить себе достойную жизнь.

– Таких, уезжающих, много?

– За последнее время некоторые семьи уехали или назад в Украину, или к родственникам в другие регионы по программе оказания помощи соотечественникам, добровольно переселяющимся в Российскую Федерацию из-за рубежа. Большинству здесь нравится. Значит, будем и дальше помогать им.