Муж оформил на жену автокредит, а на новой машине уехал к любовнице

Житейские истории на районке.

Жила была девочка… Такими словами можно начать любой рассказ, меняя только личность героев. Но в данном случае именно так. Правда, был у этой девочки ещё и старший брат. И мама, и папа. В общем, обычная семья, где обстановка, как и во многих других, – работа, школа, хозяйство.

Так длилось тринадцать лет. А потом внезапно заболела мама. Десять дней в реанимации. А затем ещё месяц томительного ожидания, когда ежедневно врачи старались проскочить мимо застывших в напряжении детей, чтобы не видеть их умоляющих глаз. Но… В один из дней страшное всё-таки случилось – Валя и Миша узнали, что мама покинула их навсегда.

Первое время было тяжело, спасали заботы, которые теперь поделили на всех: папа зарабатывал деньги, Миша занимался огородом и живностью, а Валя, как и подобает женщине, – готовила, стирала, убирала…

– В общем, жизнь потихоньку входила в своё русло, – делится со мной Валентина – уже не девочка, а вполне взрослая молодая женщина. – Беда сплотила, и, казалось, что у нас и в дальнейшем будет такая же дружная семья. Так, по крайней мере, хотелось. А через три года (к тому времени мне уже было семнадцать, а брату двадцать) отец ушёл жить к другой женщине, оставив дом нам.

Тогда-то, по словам Валентины, пришлось выстраивать новые отношения с братом. Отнюдь не радужные. Но всё по порядку.

Учиться Вале после школы дальше не довелось, устроилась работать к частнику. Там познакомилась со своим будущим мужем Владимиром. Свадьбу решили не играть, лучше копить деньги на обустройство родительского дома. Только дома – это громко сказано: брат не пожелал жить под одной крышей с зятем-бесприданником: мол, пристроить его к нам хочешь, чтобы потом, если что, оттяпал добрый куш. И вынудил молодых поселиться в летней кухоньке из одной комнаты, которую надвое делила только печь. Не желавшая конфликта Валентина согласилась, но поскольку была уже беременна, попросила Михаила в дальнейшем поступить по справедливости. Да где уж там! Братец и слышать ничего не хотел. И ближайшие родственники не видели в этом причин для осуждения. Не сказал своего слова и отец – у него к тому времени уже своя дочка родилась.

Помыкались молодые, потом потихоньку оформили кухоньку в собственность, сделав отчуждение от основного дома, получили отдельный порядковый номер, провели газ – форсунку и стали потихоньку жить и растить свою дочурку Настеньку. Спасибо, что брат пускал купать малютку в дом со всеми удобствами. Однако одинарные окна кухни, прямой вход из холодного, промёрзлого коридора непосредственно в жилую комнату сделали своё дело – малышка серьёзно заболела. Сколько ночей провела Валентина у изголовья своей дочери, и не пересчитать! А Михаил, пожелавший вести жизнь холостяцкую, тем не менее, водил к себе женщин без разбору, устраивал пьянки-гулянки, не слыша плача больной племянницы.

– Думала я, что трудности закалят нас с мужем, будем вместе переживать невзгоды, верила, что он станет мне надёжным помощником. Увы. Всё чаще стал Володя приходить с работы под хмельком, – сокрушается женщина, – завёл много друзей – по рюмке.

Приводил их домой и требовал накрыть на стол. А когда я пыталась противиться, кричал: «Твоему братцу гулять, значит, можно, а мне – запрет?». Но тут случай помог. Работа у мужа была хорошая, каждый хотел бы попасть на его место. И нашлись «добрые» люди, поведали начальнику, что попивает молодой специалист да буянит. В общем, разговор серьёзный состоялся у Владимира с работодателем, после которого в доме стала налаживаться спокойная жизнь. Я хоть и порадовалась, но вела себя сдержанно: не спугнуть бы.

Вскоре Владимир стал вдруг о покупке машины заговаривать, расписывая, какое это будет для семьи подспорье – и в хозяйственных делах, и опять же ребёнка можно на море возить. Я только руками всплеснула: где ж денег таких взять? Накоплений нет, да и я всего полгода как на работу вышла. «Так сейчас кредиты сплошь и рядом дают! И главное быстро, без всяких там справок и поручителей!». Красивая жизнь по такому плану меня мало того что не устраивала – пугала: одно дело взять 10-15 тысяч кредита, а другое – почти 70! Но елейные уговоры Владимира и надежда на мир и покой в доме взяли верх над разумом: я согласилась оформить кредит на себя. Если б вы знали, сколько раз пришлось вспоминать мне о той соломке, которую, падая, подстелить надобно было!

Точность этих выводов подтверждается дальнейшим рассказом Валентины: после того, как в их дворе появилась кремовая «девятка», ничего, кроме ежемесячных платежей в пять тысяч рублей, в семье не прибавилось. Наоборот, муж стал раскатывать на машине всё свободное от работы время. И «докатался» до… развода. Подвозил как-то девицу в другую станицу и, как в песне поётся: «Постучалась в дверь боль незваная…». Собрал через месяц Владимир вещички, сел в машину и был таков. Даже с дочкой не попрощался.

– Остались мы вдвоём с Настенькой и долгами за автомобиль, в котором и не сидели ни разу, – горестно вздыхает женщина. – Знаю, что надо в суд подавать на мужа, требовать и алименты, и помощь в оплате кредита. Советуют мне и с братцем разобраться по закону. Вот только на всё это большие деньги нужны. Да где ж их взять? Как и сил. А к вам пришла просто попросить напечатать мою историю, может, кто-то из родных и знакомых, прочитав её, посмотрит на это с другой стороны, захочет поговорить с мужем, с братом, сможет достучаться до их сознания и, возможно, что-то изменится в лучшую для меня сторону…

Слушая откровения Валентины, я всё больше понимала, что передо мной сидит женщина, в жизни которой разладилось всё, но она не то, что была бессильна изменить что-либо в своей судьбе, даже не пыталась это сделать. Смирившись с обстоятельствами, плыла по течению, принимая происходящее, как должное. А судя по всему, ей нужно будет сделать какой-то конкретный выбор. Ведь чтобы достичь для себя чего-то хорошего, непременно нужно действие, движение – варианты-то есть. Главное, начать что-то делать. Или опять в прежнюю жизнь? Конечно, элементарный совет Валентине я дала, но кто знает, куда качнёт она чашу весов, на которой не только её неудавшаяся жизнь, но и будущее девочки Насти.