Житель Привольной хочет подарить катер за 4 млн инвестору, который вложит средства в туризм в поселении

В своё время статья об этом удивительном человеке, приволянине Викторе Васильевиче Кузьменко в нашей газете вызвала немалый интерес читателей. Публикация называлась «Из Москвы на катере… в Привольную».

Недавно мне довелось вновь встретиться со своим хорошим знакомым во дворе его небольшого дома, половину которого занимает сверкающий свежей краской катер. Ветеран труда, которому осенью исполнится 80 лет, строит его собственными руками.

– Это моё шестнадцатое по счёту детище, – с гордостью говорит Виктор Васильевич. – Пятнадцать из них я построил в Москве, где до сих пор работает клуб водного туризма «Круиз», у истоков создания которого я стоял. Там сейчас таких «посудин», как этот мой катер, более 150, и клуб процветает, не зная отбоя от желающих путешествовать по рекам и морям.

– Вы в Москве прожили почти 40 лет, и я знаю, что свой отпуск часто проводили в путешествиях на катере с семьёй или друзьями. А в чём романтика и привлекательность таких путешествий? – завожу я на ностальгический разговор своего собеседника, продолжающего оставаться заядлым приверженцем водного туризма.

– А разве не романтично, вспомнив лирические стихи Есенина, приплыть на его родину на катере? – отвечает он вопросом на вопрос. – Походить по есенинским местам, пособирать грибов, ягод. А крыша над головой, где можно и приготовить еду, и поспать – вот она, всегда тут же, при катере.

Земснаряд утонул, но память о нём жива

– Но большой водный туризм из Привольной даже фантастам-романтикам сейчас кажется нереальным. И мы об этом с вами говорили, когда вспоминали памятный поход на катере в 1969 году из Москвы на малую родину. Тогда он удался потому, что на водном пути из Москвы-реки в Волго-Донской канал и далее по Азовскому морю к Привольной не было столько препятствий, – подвожу я мечтателя к реальности бытия в разговоре.

А Виктор Васильевич упрямо гнёт своё относительно мечты, которая его увлекает, и предлагает вместе с ним съездить «к дому деда Сулима», к тому самому месту, где пришвартовался его катер в то памятное путешествие из Москвы в Привольную. К берегу, густо заросшему камышом, мы добрались с большим трудом. И там, стоя на берегу лимана, практик–романтик показывает рукой на металлический каркас земснаряда, выглядывающего из воды.

– С восьмидесятых годов торчит там, затонувший, – грустно поясняет приволянин. – А многие образовавшиеся преграды и беды на водных артериях появились как раз из-за того, что такие земснаряды повсеместно прекратили свою плановую работу. Да ещё запруды эти понаделали горе-арендаторы водной глади – без ума и меры. Реки и лиманы заиливаются, что губит и рыборазведение, и разрушает мечты о большом водном туризме. Но ведь наша Кубань – это туристический край, – продолжает он. – И надо нам всем думать и в изменившихся реальных условиях, как совершенствовать туризм. Ведь весь мир уже убедился, что туризм – это хорошая и выгодная экономическая составляющая развития страны.

Думы о реалиях

– Думать можно. Но будет ли реальным инвестиционный проект, и где найдётся энтузиаст, который им увлечётся? – заостряю тему нашего разговора с ветераном.

– Тут нам нужен не просто инвестор, а инвестор–романтик, – соглашается Виктор Васильевич. – Я вот даже готов подарить такому человеку свой катер стоимостью 4 миллиона рублей..

К сожалению, наша Привольная ранее уже видела и других инвесторов, погубивших, к примеру, и РАФ «Новая жизнь», и рыборазведение. Станичники помнят, какое было налажено производство, шикарную копчёную рыбу в складах! Вместо подъёма дела пришедшие инвесторы всё угробили и довели до банкротства.

А разве не похожи на них и горе-арендаторы водной глади, которые своими запрудами губят и русла рек, и рыбу, и матушку-природу по большому счёту? Вот дали им в аренду водную гладь, а очищать дно земснарядами от ила не обязали. И к чему пришли и придём мы при такой практике хозяйствования?

– Инвестор – он у нас, действительно, сегодня разный, – уже, чуть успокоившись, продолжает Виктор Васильевич свой монолог. – Вот я иногда проезжаю мимо лимана Кущеватого. Там такие культурные здания выросли, деревья посажены вокруг, во дворе фазанчики бегают. Даже дно водоёма, говорят, земснарядом нынешние хозяева из компании «Мегафон», прилетающие сюда на вертолёте, не забыли почистить. Думаю, что это хорошая база отдыха для сотрудников компании. Но пока тут нет романтики для туризма, во всяком случае, ни сельчане, ни приезжающие к нам гости её не видят. Даже культурных условий посидеть на берегу водоёма с удочкой рядом с комплексом строений – нет.

Кто он, энтузиаст?

– А кому же тогда, какому энтузиасту-инвестору вы хотите подарить свой катер? – задаю вопрос собеседнику.

– У кого взгляд окажется шире. Кто думает не только о личном благе или о прибыли. И в то же время это должен быть практик, по-хозяйски умеющий и разработать проект, и осуществить его. Я был недавно у моста на рыборазводе, что рядом с хутором Труд. Там идеальное место для лодочной станции и причала для катеров. И есть захватывающие перспективы для водного туризма. Вот Крым нынче в составе России. На водном пути от этого причала будет минимум препятствий для того, чтобы по Азовскому морю доплыть до Тамани, а там и до Крыма рукой подать. Можно на берегу, рядом с причалом, и пляж организовать, и зону отдыха сделать.

– Мелковато пока мыслят инвесторы, – продолжает размышлять приволянин. – Вот приезжал к нам не так давно в станицу один состоятельный сибиряк. Сначала загорелся идеей проекта оборудования лодочной станции у хутора Труд. А потом почему-то потух: мол, что это: катера, лодки, чем привлекать людей, кроме прогулок по морю? Рыбалкой и охотой? Так этот досуг активно осваивают инвесторы и в бывшем пионерлагере, что недалеко от Привольной, и те же мегафоновцы, видимо, в эту же перспективу упираются. А сейчас ведь туризм нуждается и в другом дыхании. Вот создание этнокультурного комплекса «Атамань» – это шаг в очень нужном направлении. И туда уже люди потянулись не только из России, но и из-за рубежа. Читаю в газетах про чудеса с укреплением здоровья у Мёртвого моря в Израиле. Да у нас такие же самые чудеса рядом – на Забродах в Бейсугском заливе. Я бы туда туристов на катере сам возил, появись у нас инвестор и лодочная станция. У меня как колени заболят, я на Забродах покупаюсь – куда все болячки делись! Там такие же целебные грязи и вода, как у знаменитого Ханского озера за Ясенской переправой. Кстати, именно из этого озера и привозят лечебную грязь к нам в привольненский санаторий. Можно на катерах довозить туристов и до Тамани, где тоже немало лечебных грязевых источников.

Да если это всё продумать и постепенно развить: водный туризм с посещением Атамани, разных лечебных грязевых источников, Крыма – по морю, да ещё дать хорошую рекламу в средствах массовой информации – потянутся к нам туристы со всего света. Не хуже, чем на израильское Мёртвое море.

Дерзать совсем не грех

– Дерзать надо и пристальнее смотреть в горизонты бизнеса, – воодушевляется сам своим монологом мой собеседник. Мы стоим с ним у почти готового к эксплуатации его катера с японским дизельным мотором, и Виктор Васильевич вдруг вспоминает, что хотел подарить мне какую-то картину.

Картина эта, которую я держу в руках, вовсе не картина, а большой цветной снимок какого-то уголка чудесной северной природы – озера в окружении заснеженных гор.

– Это снимок из моей молодости, из Магаданского края, где я пять лет проработал водителем, – поясняет он.

– Знакомые и друзья пишут, – задумчиво продолжает ветеран, – что у них в Магаданской области о развитии туризма тоже задумываются. А нам-то на Юге, в благословенной Кубани, сам Бог велел этим активно заниматься!