Каменные цепи реки Албаши

Журналисты «Каневских зорь» продолжают мониторинг экологического состояния рек нашего района.

Если честно, то пройдя берегами Мигуты, мы думали, что «нарыли» много интересной информации. Как оказалось, на реке Албаши есть места, где дела обстоят ещё более печально.

Новоминские заторы

Речка делит станицу на две части, а люди на территории населённого пункта разделили её аж пятью плотинами. Для жителей, конечно же, удобно, когда есть столько мостов, а вот самой Албаши приходится несладко. Эти заиленные участки стоячей бурой воды, обильно поросшие камышом и речкой называть язык не поворачивается. Болото между домами– как немой памятник человеческого эгоизма, который живёт по принципу «После нас – хоть потоп!».

На самой восточной дамбе – прелюбопытнейшее сооружение – самодельный шлюз, чем-то напоминающий гильотину. Хочешь – полностью перекрыл течение, хочешь – открыл, и рукотворный водопад снова журчит. С боковой стороны трубы, куда входит вода, расположена… старая деревянная калитка, то ли для того, чтобы чистить эту трубу, то ли, чтобы было удобнее скрываться в ней. В общем, гений кустарной инженерной жизни во всей своей красе.

Но это всё – цветочки по сравнению с тем, что пришлось увидеть на западной окраине, по улице Аралова. Подпорные конструкции старой, построенной более полувека назад дамбы разрушаются протекающей водой, дорога над сооружением проседает, и создаётся впечатление, что недалёк тот час, когда вся эта конструкция рухнет. На обочине – кучи строительного мусора, который, видимо, планировалось использовать для отсыпки дороги. Но пробивающиеся сквозь каменные нагромождения свежие ростки амброзии свидетельствуют, что от планов до их реализации – дистанция немалого размера.

Сразу за дамбой – порядком забитая водорослями и камышом горизонтальная металлическая решётка, через которую, как сито, просачивается река. Чуть далее из воды «противотанковыми ежами» торчат несколько крупных веток, всем своим видом показывая, что залазить сюда – небезопасно.

– Це арендатор сюда накыдав, – объясняет местный житель дядя Лёня. – Диты купалысь, а воны понакидали гиляк. Воны уже лет десять там накидають, шоб малька не вылавлювалы.

А вот решетка, которую обновили в этом году, местным рыбакам даже помогает: «Сейчас хорошо здесь карася ловить, он идёт, и прямо на решётке остаётся. Назад ему течение мешает».

Он рассказывает, что эту греблю начали строить, когда он был ещё пацаном. Ухаживал за ней колхоз, а сейчас она уже в аварийном состоянии. «Там не дай бог фура хорошая пройдэ, вона и прогнэться. Бач, як люды сами соби бардак роблять!», – подытоживает наш собеседник, посоветовав нам проехать вниз по течению и посмотреть ещё на одну решётку, которая расположена сразу за тем местом, где речку пересекает ейская трасса.

Там, и действительно, есть что посмотреть. Несколько старых ржавых труб поперёк русла, а перед ними даже не решётка – а целый металлический забор, ячейки которого изрядно забиты. Вода через них сочится тонкими струйками. Ладно, летом это не страшно, а если осенью пройдут хорошие дожди?

То густо, то пусто

Хутор Восточный так затерялся в прибрежной посадке, что найти его почти невозможно. Только когда подъедешь совсем близко, можно увидеть старые дома, в одном из которых живет Анатолий Иванович Ткаченко с женой.

– Я здесь постоянно обитаю, за исключением службы в армии. Так что могу рассказать, – с готовностью отвечает он на наш вопрос о состоянии реки. – Дед рассказывал, а ему тоже рассказывали, что восьмисотые годы сюда заходили турецкие речные суда. Во какая была река! Полноводная. И рыба была, действительно настоящая рыба. Из лимана сюда заходила: сазан, окунь, карп, щука. Сейчас только карасик белый ловится. В этом году хоть руселко маленькое есть в камышах, а то несколько лет подряд оно почти пересыхало. Особенно в 2010-м. Пару лет назад, к тому же здесь появился куширь, и разросся. Потому что муляки столько, что когда идёшь, то только задница наверху держит. А были бы ноги подлиннее, ещё глубже проваливался.

Действительно, почти сразу за его домом начинается царство камыша, в котором водная гладь даже не проблёскивает. Проблема в том, считает житель, что в своё время стали бездумно перегораживать русло.

– Начали строить дамбы, и получились сплошные пробки. Вот вода и ушла. Течения немае. А кто сегодня чистит её? Зачем перекрывают? Всё равно не поливают. – Задаёт он риторические вопросы, на которые у нас нет никаких ответов, и продолжает. – Раньше отец брал черпак, подходил к реке, розгорнэ ряску и пьёт воду. Чистая была. А сейчас – не вода, а сплошной жёлтый коктейль.

На будущее Албаши он смотрит с определённым философским оптимизмом, мол, вода всё равно себе дорогу проложит. Вот, в семьдесят четвертом была сильнейшая пыльная буря, и тогда «загорнуло» половину русла реки, но ничего, она постепенно справилась. Может, и на этот раз справится, вот только когда это будет?..

В отличие от Восточного, в станице Новодеревянковской другая беда – в реке много воды. Она даже подмывает дамбу, по которой идёт дорога на Сладкий Лиман. Пришлось укрепить бетонными конструкциями берега, чтобы в один прекрасный миг стихия не забрала кусок дороги.

Но вызвано это полноводие… другой дамбой, расположенной вниз по течению на восточной окраине населённого пункта. Созерцание этого сооружения вызывает чувство, близкое к шоку. Несколько сот метров грунтовой дороги, идущей по насыпи в камышах, заканчиваются небольшим каналом шириной всего пару метров. Его дно усыпано фрагментами того строительного мусора, который, видимо, лежит в основании дамбы, а по желобку течёт небольшая струйка. А, чтобы вода сильно не вытекала, русло дополнительно перегорожено бетонной конструкцией.

Этой почти глухой дамбой, достойной названия «Победа человека над разумом», собственно, и завершается река. Нет, согласно картам, она как бы должна ещё идти до Албашского лимана, но далее по её течению вплоть до хутора Раздольный – только пересохшее русло, по которому временами попадаются небольшие озерца. В этом все мы: перекрыть реку, обезводив её вниз по течению, создать полноводное водохранилище, чтобы потом героически бороться с последствиями подтопления. Если раньше и брали воду из него для полива полей, то в чём глубокий смысл этого огромного «тромба» сегодня, остаётся только догадываться. Может быть, кто-то нам это объяснит?

Наша справка

Небольшая степная река Албаши длиной всего 57 километров, на сегодня представляет собой каскад из 43-х прудов. Подавляющее большинство плотин, которые как каменные цепи сковывают её течение, являются бесхозяйными сооружениями, то есть никто не отвечает за их состояние. Поэтому 34 гидротехнических сооружения находятся в неудовлетворительном состоянии.

Такая неутешительная статистика опубликована в Схеме комплексного использования и охраны водных объектов рек Азовского моря междуречья Кубани и Дона, разработанном специалистами Кубанского бассейнового водного управления

Как отмечают специалисты Кубанского бассейнового водного управления, среднегодовая скорость заиления водоёмов в степной зоне края колеблется от 5-ти до 25 миллиметров в год, а общая мощность донных отложений в различных местах колеблется от 50 сантиметров до 3,5 (!) метров.