Как перестала существовать река Челбас в Каневском районе

Челбас: обыкновенная трагедия. Журналисты «Каневских зорь» продолжают экспедицию по рекам нашего района.

Дождя нет уже три месяца, и когда с неба пойдёт спасительная влага – неизвестно. Прогнозы синоптиков похожи на обещания некоторых «хозяев своего слова»: сначала даёт, на следующий день берёт назад. В этой ситуации страдают все. Аллергики никак не дождутся, когда дождь прибьёт пыльцу амброзии, у аграриев беда другая – под угрозой сев озимых. А для наших многострадальных степных рек начинается ожидаемая катастрофа: русла мелеют, а кое-где и совсем высыхают. Прямо как в пустыне.

В начале августа возле хутора Украинка ещё блестящей змейкой текла река. Из-за прибрежных камышей можно было разглядеть настоящую идиллию: дикие утки плавают вперемешку с домашними. Но местные жители говорили: это – ненадолго. Приезжай через месяц-другой, посмотришь, что у нас творится. Тогда уже не птицы, ни рыбы, ни реки не будет.

Приехали, посмотрели. И ужаснулись. Но обо всём по порядку…

В Больших Челбасах вода в реке ещё есть. В одном месте возле берега даже стоит лодка-плоскодонка, а рядом выброшена за ненадобностью старая сеть. Видимо, символизирует, что рыба в этих местах пока водится.

– Та шо вы кажэтэ, – не соглашаются старожилы, сидящие на лавочке. – Ось прямо за городом ранишэ була Сага. Там всэ було: и лыни вусати, и щука, и сазан. А потом люды сталы засыпать йии русло, шоб легшэ було на той бэрэг перейихать. И воды нэ стало.

Сага (с ударением на последний слог) – это один из рукавов Челбаса, которые встречаются в здешних местах. После того как жители хутора стали отсыпать себе дорогу через него, он высох. Только трёхметровые камыши указывают на старое русло. Ещё один памятник бездумного вмешательства человека в природу.

На автомобильном мосту – очередной «шедевр» неизвестной инженерной мысли: кладка из шлакоблоков, которая создаёт дополнительное препятствие для течения Челбаса. Глядя на это сооружение, вспомнились возмущённые слова одного из жителей района: «Мы тоже хотим свой кусок реки!» В этой фразе сконцентрировано то потребительское отношение, когда окружающая среда ощущается не родным домом, а пирогом. А от него можно, и даже нужно, отрезать кусок за куском, не обращая внимания на менее удачливых или более совестливых соседей. Правда, в конце концов, получается, что детям ничего не останется, но то когда ещё будет!?

1. Дамба через реку Челбас в районе хутора Большие Челбасы - копия.JPG

2. Кладка дамбы через реку Челбас - копия.JPG

Сразу за мостом – два небольших озерца или, точнее, две большие лужи. На берегу одной из них сидят рыбаки, пытаются ловить рыбу. Говорят, что, вроде, здесь ещё есть карасик, да только пока не клюёт.

И вот – Украинка. Из-за прибрежных деревьев видна серая полоса русла. Здесь Челбасу пришёл конец. Полопавшееся от великой суши дно хорошо держит человеческий вес, только в некоторых местах влажная земля грузнет под ногами – через толстый слой ила безуспешно пытаются выйти наружу родники. Кое-где валяются высохшие раковины моллюсков: вода ушла, и они погибли. И только ближе к противоположному берегу течёт тоненький ручеёк, не более полуметра шириной. Вспоминаются кадры, снятые на погибающем Аральском море, – аналогия почти полная. Была вода – нет воды. Была жизнь – нет жизни. Ходишь по высохшему руслу и становится как-то муторно. А что будет дальше?

3. Русло реки Челбас в районе хутора Украинка - копия.JPG

4. Русло реки Челбас - копия.JPG

5. Русло реки Челбас между хуторами Украинка и Шевченко - копия.JPG

– Такэ тут творыться уже год десять,- рассказывает житель хутора Владимир Иванович Сова. – Як началы ричку сдавать в аренду, а арендаторы – перегораживать, то началось.

В прошлом году, говорит он, река тоже пересыхала, но в сентябре уже были дожди, и вода в русле появилась.

– Та я нэ вспиваю гусям воду носыть, – вступает в разговор его жена Евгения Николаевна. – То воны на ричку ходылы, а тепэрь сами бачыте, шо робыться. А яки тут раньше ракы булы! Отакэнни!

– Та шо там ракы, – продолжает глава семейства. – Колы с батьком в лодки плавав, вода була чиста, можна було на себэ дывыться. И рыбы разнойи було…

Этим людям, которые всю жизнь прожили возле реки, остаётся только вспоминать о былом изобилии. Надежды, что оно вернётся, нет никакой.

Прерывистый ручеёк пытается проложить себе путь по извилистому сухому руслу, в некоторых местах полностью исчезая из виду. Какая тут может быть рыба?!

У хутора Бурсаки ситуация ничем не отличается от увиденной. На противоположном берегу ржавеют металлические лестницы, по которым когда-то спускались в воду дачники, один из рукавов или «каналов» Челбаса засыпан огромными кусками разваленного строения и бетонными блоками. Чтобы, значит, вода сюда не поступала, а текла по другому рукаву, который ближе к домам. Поработали, видно, на славу, без крана такие куски не уложишь. Но и это вмешательство не помогло – кто-то там выше по течению уже позаботился, чтобы «лишняя» вода сюда не попадала. А тут ещё и засуха.

Подозрительно много чаек. Они кружат над островками воды, садятся на берег, что-то деловито ищут.

– Неделю назад их была здесь целая туча, клевали дохлую рыбу. Я железом о железо бахну, они улетят, а минут через пятнадцать – снова слетаются, – говорит охранник дачного кооператива Александр.

На берегу зеленоватой лужицы возле дамбы – десятки расклёванных карасей. Массовый замор рыбы для стервятников – хорошая новость. А для людей?

6. Следы замора рыбы в районе хутора Бурсаки - копия.JPG

7.Следы замора рыбы в районе хутора Бурсаки (продолжение) - копия.JPG

9. Следы замора рыбы в районе хутора Бурсаки - копия.JPG

– В этом году даже весной воды было ещё меньше, чем в прошлом, едва переливалась вниз по течению, – Александр машет в сторону, где видны остатки старой водяной мельницы. – Раньше такого не было. Помню, частенько на том берегу ловил линьков, щука тоже попадалась. Потом уехал на несколько лет из этих мест, вернулся, и не узнал реку.

Её, действительно, трудно узнать. Точнее, нужно иметь хорошую фантазию, чтобы представить, что всё это и есть древний Челбас, носящий ещё тюркское название. Видел он много: и скифов, и сарматов, и гуннов с половцами, несколько веков на этих берегах кочевали татары, наконец, два столетия назад это место облюбовали наши предки. Тысячелетиями он кормил и поил людей, табуны коней, стада коров и отары овец паслись здесь. Народы приходили и уходили, а он оставался, как нечто самое стабильное в нашем нестабильном мире. Но вот наступил момент – и ему может придти конец, по причине нашей алчности и неразумности. И как тогда будут характеризовать наше время потомки? Эпоха, во время которой люди уничтожили реку, не иначе.

8. Русло одного из рукавов реки Челбас перегорожено в районе хутора Бурсаки - копия.JPG

А она, несмотря на все эти издевательства, всё равно не хочет погибать. Изрезанный несколькими сотнями дамб, заиленный по самое некуда, Челбас отчаянно цепляется за жизнь. Уже на подъезде к райцентру вода снова появляется в русле, чтобы попытаться пробиться к лиманам. Дай бог, когда-то дожди вдохнут новую жизнь, и снова искрящаяся на солнце полоска потечёт мимо Украинки. Вот только надолго ли?..

Нужна государственная программа

– Этот участок реки пересыхает достаточно давно, – отмечает глава Стародеревянковского сельского поселения Сергей Гопкало. – И главная причина – природная, дождей нет уже почти три месяца. Запасам воды просто неоткуда пополняться.

Другое дело, что вина человека в этой ситуации тоже налицо. Например, считает Сергей Алексеевич, шлакоблочная кладка, которая препятствует току воды на мосту через реку в районе хутора Больших Челбас, скорее всего, является незаконным сооружением, и здесь необходимо вмешательство органов, которые должны контролировать водные ресурсы. Но основная беда реки – это дамбы.

– Естественное течение нарушается, дно заиливается. Ситуацию можно исправить только, в первую очередь, чисткой русла рек. Дамбы, конечно, тоже играют свою роль: чтобы паводки сдерживать, регулировать, когда необходимо, сток. Но надо, чтобы специалисты посмотрели: нужны ли они в таком количестве или нет? В советское время в каждом колхозе был огород, и требовалось много воды для полива. Сейчас столько не нужно. Поэтому учёные должны сказать, что необходимо делать с этими гидротехническими сооружениями.

Впрочем, перспективы очистки реки пока весьма туманные.

– Мы уже не один год бьёмся, чтобы попасть в федеральную программу очистки реки Челбас от Каневской до Стародеревянковской. Уже готова и документация, не ясно одно – будет финансирование или нет, – говорит Гопкало. – Для нас самих это дело – неподъёмное. Чтобы очистить один километр реки, нужен весь годовой бюджет нашего поселения. Поэтому должна быть продуманная государственная политика. Я хочу дождаться, когда с мёртвой точки сдвинется расчистка реки в районе Стародеревянковской, чтобы поднять вопросы и этого участка реки. А то, если ничего не делать, мы и реки, и лиманы угробим.

Наша справка

Река Челбас имеет протяжённость 278 километров и протекает по территории Каневского, Ленинградского, Павловского, Тихорецкого и Кавказского районов. На сегодня русло реки представляет собой каскад из 279 прудов, 237 гидротехнических сооружений на реке являются бесхозяйными, а 223 из них находятся в неудовлетворительном состоянии.

Слой донного ила в реке достигает временами двух метров. Около тридцати процентов водоохранной зоны реки на сегодня распахано.