Какие тайны хранит одно из старинных зданий станицы Каневской.

Тайны дома, где живёт история

Всем, кто интересуется и изучает историю нашей родной станицы, известно, что до Октябрьской революции 1917 года в доме, где ныне расположен Каневской районный историко-краеведческий музей, жил священник, настоятель храма Сошествия Святого Духа на апостолов отец Александр (Бровкович). Точное время постройки этого здания долгое время оставалось неизвестным. Оно и поныне хранит множество тайн, которые ещё ждут своих первооткрывателей.

Музей – это лицо города. Говорят, хочешь узнать получше то место, куда попал, – сходи в музей. Как театр начинается с вешалки, так любой музей берёт своё начало от здания, где он расположился. Это то пространство, которое находится в иной реальности, где посетитель максимально изолирован от современности.

– Поход в музей должен стать для посетителя настоящим путешествием во времени, – рассказывал мне отец, научный сотрудник музея К. В. Бандин. – Поэтому располагают эти учреждения культуры только в исторических строениях, сохраняя их первозданную красоту, не уродуя «модернизациями». Наше здание вполне соответствует этим требованиям. Мы заботимся о нём, продлевая его век, сберегая память о славных днях нашего Отечества. Ведь музей – это место, где формируется национальное сознание.

Инициаторами учреждения музея в Каневской стали ветераны двух войн – Гражданской и Великой Отечественной. Неоценимый вклад в его создание внесли И. С. Сальников, Я. Е. Гладких, В. Н. Красавин, М. Д. Будко, С. С. Свинобой, Р. С. Иванова, Л. И. Круть и Т. Ф. Петренко. Много труда и душевных сил вложили в работу музея люди, руководившие им в разное время: А. П. Коробицына, В. М. Тощев, Л. И. Крамарь, Е. Н. Марченко и Л. В. Коваленко.

В 1980 году Указом Президиума Верховного Совета РСФСР музею было присвоено почётное звание «Народный». Благодаря нашим землякам пополняются его фонды, которые насчитывают в настоящее время до 22 000 экспонатов (археология, этнография, прикладное искусство, документы, книги, фотоматериалы, нумизматика, бонистика, фалеристика, филокартия, история техники и т. д.).

Музей – это большая тайна. Он скрывает гораздо больше, чем выставляет, поэтому сотрудникам музея надо постоянно «копаться» в том, что он пытается скрыть.

– В современных условиях, совершить открытие в недрах собственного музея – это не меньшая сенсация, вполне сравнимая, например, с открытием в науке, – говорил мне папа. – И такое событие обязательно должно стать достоянием общественности.

Так, одну из загадок дома отца Александра удалось раскрыть музейщикам во время замены оконных блоков. Специалисты из строительной фирмы меняли два деревянных окна на металлопластиковые на южной стене здания, в выставочном зале. Мастера сбрасывали на улицу, под стену здания, куски демонтированной оконной коробки. Проходя мимо строительного мусора, мой отец увидел какую-то надпись, сделанную на обратной стороне одной из её деталей простым карандашом.

Эта надпись оказалась посланием из прошлого, её сделал мастер, изготовивший оконные блоки более века тому назад. Собрав воедино все сколы, словно мозаику, удалось прочесть: «1910 г. Мастер Филипъ Бондаренко. Свяшченик отец Александр Бровковеч.».

Так мы обрели ещё один экспонат для нашего музея и, кроме того, получили ценную информацию об истории здания, о котором ходит немало легенд.

Самым загадочным местом музея является его подземная часть. Сюда, как магнитом, притягивает разных исследователей. Небольшое по площади помещение, в прежние годы, было многократно обследовано металлоискателем, его стены не раз простукивались молотками, но никаких «тайников» искатели не обнаружили. Но слухи о «сокровищах храма», спрятанных батюшкой, продолжают будоражить воображение наших земляков.

Что же нам известно о прежнем владельце этого дома? Сведений сохранилось не много, но большую известность получил эпизод из биографии отца Александра, который раскрывает его благородную человеческую натуру.

Когда в 1918 году в Каневскую вошёл карательный отряд генерала Покровского, белые арестовали членов местного Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, среди которых была батрачка из иногородних Евдокия Старун. Она находилась на восьмом месяце беременности.

По приговору белогвардейского военно-полевого суда все «совдепы» были приговорены к смертной казни. Тогда в станичном правлении появился отец Александр Бровкович, который заявил главному карателю: «Если ты повесишь беременную женщину, ты убьёшь в чреве её ангела-младенца, тогда я прокляну тебя с амвона». Беляки вынуждены были отпустить приговорённую к смерти. Один из них крикнул ей вслед: «Иди, Евдокия, родишь своего собачонка, тогда мы тебя и повесим!»

Однако вскоре Каневскую освободили части Красной Армии, а Евдокия Романовна Старун благополучно родила дочь Таисию.

Что же дальше было с отцом Александром, старожилы рассказывали по-разному. Одни утверждали, что святой отец не смог ужиться с новой властью и тайно покинул Каневскую. Другие говорили, что он остался, умер в 20-е годы прошлого века от сердечного приступа, который случился с ним в храме во время службы. Так ли это было, но могилы отца Александра Бровковича в Каневской не сохранилось.

Отец Александр (Бровкович) с супругой

В фондах Каневского районного историко-краеведческого музея имеется фотография отца Александра, где он запечатлён вместе с супругой. Сторожа музея рассказывали, что иногда ночью, особенно в осеннюю ненастную погоду или в зимнюю стужу, им довелось слышать звуки какого-то движения в Зале казачьего быта, и даже несколько раз наблюдать фигуру мужчины с бородой, стоящего возле окна. Может, прежний хозяин решил посетить свой старый дом, чтобы убедиться, в порядке ли он?

Павел БАНДИН,
юнкор