«Бравый рядовой» прошёл почти всю войну. На его кителе – орден Великой Отечественной войны II степени, медаль «За Победу над Германией», юбилейные награды. Характер ветерана закалился уже в детстве. Ещё до войны он понял, что за жизнь нужно бороться.

Боец по жизни: фронтовик разводит кроликов и трудится на огороде

Николай Ильич Терещенко родился в большой семье. У его мамы Ольги Ефимовны было десять детей. Ещё совсем ребёнком его забрал к себе на воспитание дед, он-то и привил любовь к труду. Дедушка Николая Ильича по тем временам был зажиточным купцом, имел большое подворье: два стада овец, четырёх коней, домашнюю птицу. Маленький Коля во всём помогал по хозяйству. Но во время раскулачивания больше половины имущества отобрали.

По прозвищу Шустрячок

Николая Ильича не сразу забрали на фронт – из-за ошибки в метрике: фактически он родился в 1924 году, но мать указала в документах 1926 год. Однако шустрый парень всё-таки попал в ряды солдат Советской армии.

– Пришел майор набирать бойцов. Всех моих товарищей, кто повыше ростом да покрепче, записал, а меня не принимал, – вспоминает с улыбкой Николай Ильич. – Погрузили, значит, всех, полная машина набилась. Стою я и плачу от обиды, что один остался. А когда пришла пора ехать, незаметно прыгнул в машину к остальным. Так и попал в Новороссийск.

На фронт отправлять бойца Терещенко не торопились, определили на конюшню. Но надолго эта работа не затянулась – вскоре майор из Тимашевска забрал Николая Ильича на аэродром, где распределялись боеприпасы, которые затем должны были отправлять на фронт. Здесь за быстроту и чёткость выполнения поручений солдат получил прозвище Шустрячок.

Первый ужас войны

Николай Ильич вспоминает, как однажды пришлось бежать от врага на Гарбузовую Балку.

– Мы отправились по-над речкой. Сплошь камыши и вода. Добирались очень долго и всё думали, где бы укрыться от врага. Видим – бугор, за ним – балка, а на той стороне стоит ферма. Так мы и решили бежать туда. Но не знали, что поджидает там беда. Бежим, а навстречу бабушка со слезами на глазах: «Детки! Куда вы?! Там же немцы всех наших на ферму загоняют!».

На этом моменте рассказа у Николая Ивановича потекли слёзы. Он с болью вспоминал, как фашисты облили ферму бензином и подожгли, а тех, кто пытался убежать, расстреливали.

Сталинский закон

Потом были Белоруссия, Польша, Германия. После войны Николай Терещенко не сразу вернулся домой. Какое-то время он помогал по хозяйству семье поляков.

– Стал я с соседкой их дружить, ходить часто к ней, – рассказывает Николай Ильич. – Видно, это и погубило. Давно на меня хозяйка-полячка смотрела с ревностью, вот и заявила в полицию. Забрали меня в тюрьму и дали 25 лет, за то, что «не изъявил желание ехать в Советский Союз». «Таков, – говорит полицейский, – сталинский закон». Восемь с половиной лет пробыл я в заключении. И где только не работал… Когда верховного главнокомандующего Сталина не стало, я и вышел из тюрьмы.

Полвека счастья

После возвращения домой Николай Ильич гостил у знакомых в станице Староминской. Там-то он и встретил красавицу Валентину. Влюбился и, почти не раздумывая, женился.

– Прожили мы вместе с Валентиной Ивановной больше полувека, а потом её не стало… Трудно, конечно, в одиночестве, но хорошо, что есть книги и небольшое хозяйство.

Бесценный подарок

Замечаю на столе у окна радиоприёмник, интересуюсь, откуда он?

– Этот приёмник мне подарил на день рождения глава района Александр Герасименко. «Я знаю, Николай Ильич, что ты настоящий земледелец, – сказал он мне. – Как ни проеду мимо, всё работаешь. Так вот тебе приёмник, чтобы веселее было работать».

А работы у фронтовика и вправду непочатый край – Николай Ильич разводит кроликов, сажает огород – это в свои-то 92 года! И кругом у него порядочек, всё при месте. «Пока двигаюсь, пока и живу, – говорит мне ветеран. – И всем того желаю!».

Евгений Карабак
Фото пресс-службы
администрации района