ЭТО СТРАШНОЕ СЛОВОСОЧЕТАНИЕ: “НА ТРОИХ”

«Районка» публикует душещипательную, но, тем не менее, абсолютно реальную историю из жизни. Она о подвиге маленького мальчика, который сумел заставить своего нерадивого папашу бросить пить. Рассказал один из наших читателей.

Я знаю эту семью много лет, но только теперь мне захотелось о ней рассказать…

Накрывшись с головой, Вова неподвижно лежит с закрытыми глазами. Он старается заснуть, но это ему не удаётся. В той же комнате, почти рядом с его постелью, за столом сидят трое: отец и два соседа.

За свою шестилетнюю жизнь Вова научился понимать часто произносимые отцом и его приятелями слова – «на троих». Вот и сегодня отец вернулся с работы в сопровождении двух соседей.

Когда после короткого разговора Вова услышал тихо произнесённое «на троих», у него сжалось сердце: опять будут выпивать, шуметь, а то и подерутся… Потом мать будет плакать. 

Вова прислушивается: он хорошо усвоил последовательность происходящего. После первой бутылки разговор оживляется, участники компании становятся весёлыми, и кто-нибудь под одобрение двух других предлагает сбегать в магазин, чтобы «повторить».

Тут же слышится протестующий голос матери и громкий крик отца: «Не твоё дело!» В наступившей затем тишине, пока двое терпеливо ждут возвращения из магазина своего собутыльника, Вова засыпает.

Но сон его быстро прерывается, он вздрагивает от неожиданно разразившегося смеха – допивается вторая бутылка. Далеко за полночь компания выходит на улицу, нарушая тишину громким пением.

Но Вове не уснуть: вернувшись, отец кричит на мать, в чем-то её обвиняя. Раздаются материнские рыдания. Вова тоже начинает плакать: ему жаль маму.

Эти тяжёлые сцены повторяются в те дни, когда отец работает в утреннюю смену. Но зато хорошо, когда он на заводе в вечернюю смену. Утром, если отец мастерит что-нибудь по хозяйству, он непременно позовёт Вову и всё объяснит, как и что надо делать. А Вова рад: интересно быть большим.

А отец, когда трезвый, рассказывает много интересного: и как на флоте служил, и как Гагарин вокруг Земли летал, и как собака по следу вора обнаружила, и ещё о многом.

Однажды в выходной день отец взял Вову в Краснодар – повидать папину сестру. Погостили, пообщались. А в день отъезда решили погулять по парку, потом пошли в кафе-закусочную.

Заняли столик, заказали мороженое с шоколадным сиропом – для Вовы самое любимое лакомство. Неожиданно к отцу подошёл незнакомый мужчина, показал три пальца, одновременно кивнул, как бы приглашая выйти.

Отец тут же встал, велел Вове сидеть за столом и никуда не уходить. И тут мальчик услышал сказанное незнакомцем страшное «на троих»…

Решение пришло моментально: домой, скорей домой, к маме. Но в кармане лежал один пятачок. Билеты – у отца. Всё равно ехать, ехать скорее… Выйдя из кафе, мальчик быстро побежал по направлению к вокзалу – на электричку.

Его преследовали слова: «на троих», «на троих», «на троих»… До дома он добрался благополучно.

– Где же отец? – удивилась мама. Вова сделал вид, что не расслышал. Как всегда, в восемь часов мать уложила Вову спать.

А вскоре услышала, как хлопнула калитка и тотчас открылась дверь: в комнату вбежал муж и каким-то чужим, сдавленным голосом спросил:

– Где Вова?

– Как где? Спит. Да что с тобой, Фёдор? На тебе лица нет… Случилось что-нибудь?

Не слушая её, Федор подошёл к кровати, наклонился, внимательно вглядываясь в лицо сына, осторожно провёл рукой по одеялу.

Несколько мгновений Фёдор ещё простоял в каком-то оцепенении и, почувствовав вдруг сильную усталость, тяжело опустился на стул. Перед ним проносились события дня: прогулка по парку, кафе, потом эти двое, каким-то чутьём распознавшие в нём «своего», неожиданное исчезновение Вовы.

Дальше всё было как во сне: расспросы сидевших рядом за столиком, и тщетные поиски Вовы, обращение в милицию, и, наконец, возвращение домой, где он мог и не найти сына…

– Федя!- услышал он голос жены. – Уж не заболел ли ты?

– А? Что?.. – Фёдор поднял голову, всё ещё продолжая что-то тяжело обдумывать, и вдруг, посмотрев на жену, на мирно спящего сына, словно поняв что-то главное, закрыл лицо руками.

…Прошёл год. И вот недавно я встретил на улице Вовину мать. Обменявшись приветствиями, я прямо спросил:

– Ну а Фёдор всё так же?

Улыбаясь, она ответила:

– Нет, к счастью, всё изменилось. Фёдор человеком стал. А помог этому Вовка наш.

И она рассказала эту историю.

Н. МЯСОЕДОВ.